«Из-за нехватки лекарств мы рискуем жизнью»

анна бессарабова
1 из 1 изображений
«Из-за нехватки лекарств мы рискуем жизнью»
© фото: vop.ru

Железногорцы, страдающие онкологией, сахарным диабетом и другими тяжелыми заболеваниями, не могут найти в аптеках необходимые препараты.

38-летняя Елена Рожкова «живет на инсулине» 15 лет. Обычно женщина, страдающая сахарным диабетом I типа, пользуется «Левемиром» и «Апидрой». Для нормального самочувствия их нужно колоть 5-6 раз в день. Препаратов, приобретаемых по региональной льготе, Елене хватает на месяц. Вернее, хватало: с декабря жительница Железногорска не может найти «Левемир» в местных аптеках. Фармацевты предлагают заменить его на «Биосулин»...

—..который слабее того, к чему я привыкла. Сейчас – февраль, запасы лекарств на исходе. Без них я не протяну и суток. Между прочим, чтобы поменять препарат, меня должны положить в стационар и там наблюдать, тщательно подбирая дозировку новых веществ. В условиях пандемии коронавируса это нереально, — жалуется Рожкова.
Дефицит лекарств для диабетиков и онкобольных – проблема не только нашего города. В ноябре и декабре о нехватке базовых препаратов во многих областях России заявляли крупные благотворительные фонды. Министерство здравоохранения РФ обещало помочь, но, видимо, поддержка пока дошла не до всех регионов.

— Сегодня в Железногорске есть все необходимые препараты для лечения коронавируса. С ними мы проблем не испытываем. А вот с лекарствами для диабетиков и онкобольных трудно. К примеру, «Анастразола» нет ни для федеральных, ни для региональных льготников с онкологией. В данный момент у меня на руках 150 отсроченных рецептов. Это много, ведь каждый случай – серьезный риск. Кроме «Анастразола» в аптеках не найти «Гептора», «Фосфоглива». Еще один дефицитный препарат – «Бикалутамид». Его нет ни в какой дозировке. Ни по федеральной льготе, ни по региональной. И заменить нечем, — говорит директор МУП «Витафарм» Галина Чернышова.
По словам Галины Ивановны, железногорцам, страдающим сахарным диабетом, тоже не позавидуешь:

— Из инсулинов у нас несколько месяцев нет «Левемира», «Хумалога Микс 25». Взамен больным предлагают «Хумалог Микс 50», у которого в два раза выше дозировка. Чтобы его принимать, пациенту нужно советоваться с доктором. Это требует времени и сил. Городу не хватает «Новомикса», «Новорапида». Но самая большая проблема – с таблетированными лекарствами. По препарату «Гептор» у нас 31 рецепт на отсрочке, а по «Фосфогливу» – 72. Для больных с сахарным диабетом II типа нет ««Онглизы», «Випидии», «Янувии», «Форсиги». И, если честно, мы не знаем, что говорить больным... 
У Дины Карпачевой – сахарный диабет I типа, инсулинозависимый. Молодая жительница Железногорска болеет уже 13,5 лет. Вспоминает, что и раньше случались задержки с получением препаратов, но не более, чем на 2-3 недели. И никогда прежде ей не предлагали менять инсулин.

— Лекарства мне подбирали лучшие эндокринологи региона. Десять лет пользуюсь одними и теми же препаратами. А нынешней зимой из-за их дефицита фармацевты предложили мне поменять «Левемир» на «Туджео». Это совершенно разные действующие вещества, другая концентрация! «Левемир» и «Новорапид» я получила лишь после того, как в декабре написала на прямую линию губернатору Курской области. Не понимаю, почему мы, больные, должны каждый раз «биться» за свои лекарства, стучаться во все инстанции. Я уже не заикаюсь о тест-полосках на глюкометр, которые покупаю за свои деньги, хотя по закону их должны выписывать бесплатно. Трачу 3-4 тысячи рублей в месяц. А при подборе нового инсулина мне потребуется в 2-3 раза больше, — возмущается Дина.
Подобная ситуация и у Натальи Мельниковой:

— Для больных сахарным диабетом «Хумалога» нет с ноября. В аптеках пугают, что впредь его не будут закупать. Нам выписали аналог, но и его нет в наличии. 
Галина Ченышова объясняет, что для диабетиков II типа нужны семь видов тест-полосок:

— А нам дали всего два: «OneTouch Select Plus» и «Сателлит Плюс». Остальных нет. Благо, что у маленьких пациентов есть по нескольку глюкометров, и можно выбирать тест- полоску. А у взрослых, у кого один вид глюкометра, выбора нет. Правда, тест-полоски– второе дело. Главное– нет лекарств.
Проблемы с нехваткой препаратов испытывают и больные бронхиальной астмой. Чаще всего им назначается «Симбикорт» – аэрозоль. Теперь фармацевты меняют его на «Будесонид + формотерол». Но это лекарство – в капсулах. Его введение требует использования небулайзера, который имеют не все пациенты. Увы, в аптеках и «Будесонида» нет. Как нет и «Серетида» для астматиков. Ни в какой дозировке. Ни для детей, ни для взрослых.

Директор МУП «Витафарм» уточняет:

— Нет препаратов для лечения артериальной гипертензии: «Лозартана», «Периндоприла», «Бисопролола», «Спиронолактона». Его у нас – 230 рецептов на отсрочке, на «Периндоприл» – 262. Проблемы с обеспечением лекарствами коснулись и пациентов с болезнью Паркинсона. Да много кого. Я ездила недавно в Курск за дефицитными наименованиями, но привезла от силы десятую часть от того, что требуется железногорцам. 
Для большинства читателей (здоровых) приведенные нами цифры и перечисленные названия – нечто из другой реальности, но для людей с серьезными диагнозами – это борьба за каждый новый день.

— И мы не знаем, кем, на каком уровне может решиться наша проблема. Вряд ли ситуация зависит от города или от области, однако они способны передать информацию о больных чиновникам из Минздрава. Для нас это – вопрос жизни. Мы серьезно рискуем из-за банальной нехватки лекарств, — говорят пациенты.

АВТОРЫ
Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор сетевого издания

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.
Ведет рубрики: Социальная, Медицина. 

Связаться через:

никита бессарабов

Корреспондент.
Ведет рубрики: Молодежная, Спорт.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент
Ведет рубрики: Образование, Культура

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ