Мария Орехова: «Любите жизнь - за нее пролито столько крови»

Светлана Староста
1 из 3 изображений
Мария Орехова: «Любите жизнь - за нее пролито столько крови»
© фото: Светлана Староста
2 из 3 изображений
Мария Орехова: «Любите жизнь - за нее пролито столько крови»
© фото: Светлана Староста
3 из 3 изображений
Мария Орехова: «Любите жизнь - за нее пролито столько крови»
© фото: Светлана Староста

В День Победы Мария Петровна обязательно бывает на празднике в Железногорске, ее туда привозят волонтеры. Это ее дань погибшим на войне товарищам, которых она помнит всех до одного.

…Мария Орехова думала о том, что если бы у нее были силы, как раньше, отправилась бы она на свою родину, в Дмитриевский район, в село Глубое, что в пяти километрах от Селино. Какая там красота! Леса, поля, луга, небольшая речка тонкой струйкой голубой воды переливается на солнце. Там все дышит, наполняется, гудит и поет. Легла бы в траву, вдохнула всей грудью эту глубину, почувствовала бы всю силу многострадальной земли.

В октябре прошлого года Марии Петровне исполнилось 90 лет, восемь из которых она прожила здесь, в Железногорском доме-интернате ветеранов труда. Там, в далеком далеке, у нее была семья, трудная, с утра до ночи, работа в колхозе. Были страдания и мучения, радости и победы. И еще была война, беспощадная, жестокая, убивающая. Где это все? Здесь, в ее сердце, душе, мыслях.

Она родилась в дружной, работящей семье. Отец Петр Романович Кушин служил в царской армии офицером, был образованным и начитанным человеком. Благодаря ему и Маша с детства приобщилась к книгам, они до сих пор ее согревают и поддерживают. Жалеет, что фотокарточка отца потерялась. Мать Фекла Карповна, наоборот, была тихой, несмелой, маленькой женщиной, но горячо любящей своих близких. Внешне Мария на нее похожа. Был еще старший брат.

Учебу в школе раньше начинали с восьми лет, Маша пошла с девяти. Заболела вместе с братом малярией, и хотя довольно быстро болезнь прошла, отец не пустил. В школу-то надо было в соседнее Селино идти, пять километров пешком туда и обратно. Сначала много ребятишек из села за знаниями потянулись, потом осталось только три ученицы. Не все семьи могли детей в школу отправить, у многих и одеть, и обуть нечего было. Так и остались они неграмотными. Маша выучилась, окончила семь классов. Думала, как дальше будет жизнь свою строить, да война сама распорядилась, желания ни у кого не спросила.

И ушли – за солдатом солдат

Отец ушел на фронт. Попал в армию Рокоссовского. Воевал недалеко от дома. Зимой 1942 года ехали они с большим обозом в сторону Севска, на помощь своему подразделению. Погода стояла жуткая. Снег, мороз трескучий, ветер. Проглядели нужный поворот - и нежданно-негаданно попал Петр в родное село. Вот так радость! Только одну ночь и побыл дома, а с рассветом снова двинулись в путь. У Севска застал их страшный бой. Отец и многие его товарищи попали в плен.

Потом он вспоминал, как стояли они в колонне по четыре человека в ряду, отец - в последнем, у самой колючей проволоки. Конвоиры с каменными лицами ходили туда-сюда, следили. Пришли мирные жители из Севска посмотреть, нет ли среди пленных своих, принесли хлеб, картошку. Петр подумал - надо бежать, все равно здесь погибну. Человек он бывалый, решительный, как только конвоир отвернулся – перелез через проволоку и стал рядом с людьми. Те испугались, сразу поспешили уйти, и он с ними. Нашлась добрая женщина в Севске, приютила его на четыре дня.

Однажды ночью отец пришел домой. Объявил, что надо отправляться в лес, к партизанам, придут полицаи, убьют всех. Мария все думала, что это за люди такие – полицаи? Да нет, людьми их назвать нельзя - жестокие, мстительные, изворотливые. Ходили слухи, что это бывшие зэки, отправленные из тюрем на фронт. Сражаться они не хотели, переходили на сторону врага, и становились настоящим бедствием и горем для мирных людей.

В партизанском отряде

Договорившись с руководителем партизанского отряда, бывшим председателем колхоза села Селино Александром Татаровым, Петр Кушин вместе с сыном, которому на тот момент уже исполнилось 18 лет, племянником и дочерью Марией отправился в партизанский отряд. Мама осталась в доме одна. Половина села Глубое была в том отряде, жители соседних сел.

Отряд вел скрытую борьбу с врагом. Партизаны устраивали регулярные подрывы железнодорожного полотна, уничтожали эшелоны противника, которые двигались по железной дороге Коренево-Глушково. Однажды напали на немецкую группу. В легковой машине были коменданты станции Дмитриев и гарнизона в Севске. Живыми им уйти не удалось. Партизаны отряда Татарова участвовали в освобождении Хомутовского и Дмитриевского районов. Тринадцатилетняя Маша была настоящим бойцом, наравне со всеми выполняла задания командира. С котомкой за плечами она ходила по селам, изображая нищенку, а сама смотрела, считала, запоминала.

Приносила в отряд ценные сведения: где, сколько находится немцев, в каких домах они живут, сколько у них боеприпасов и орудий. Девочка была быстрой, бесстрашной, смекалистой. Отец очень любил дочь и сильно переживал за нее.

Однажды Машу схватили полицаи, стали бить палкой, требуя выдать место, где находятся партизаны. Девять ударов выдержала Мария. Обессиленную, ее бросили в сарай и закрыли. Маша понимала, в живых ее не оставят, будут мучить, истязать. Но разве может она рассказать, где партизаны? Ведь в отряде отец, брат, односельчане. Однако Маше повезло. Среди схвативших ее был один свой, подпольщик, ночью он выпустил ребенка на волю.

Так партизанский отряд бился до 1943 года, вплоть до Курской битвы. Когда сражения подошли совсем близко, было принято решение оставить лес и примкнуть к армии. Отец сказал: «Мы пойдем, а ты, Маша, иди к матери». Ушли. И попали в страшный бой под Кромами около села Чернь, все до единого там погибли. Сейчас стоит на том месте обелиск в память о героях, отдавших свои жизни за родину.

Жизнь в труде, как в бою

После войны началась у Маши новая, трудовая жизнь. Ее, как наиболее грамотную, назначили руководителем полеводческой бригады. Характер Маруси к тому времени изменился. Из тихой и застенчивой девочки она превратилась в решительную и бесстрашную девушку. Война всех перекроила. Председатель даст задание, хоть умри, а сделать его необходимо. Однажды приезжает Мария в поле, а там трактор стоит. В чем дело? Полдня прошло, а сено не убрано до сих пор. Подъехала к ребятам - один спит у машины, другой сидит, оправдывается. Вот, мол, товарищ выпил и уснул. Ах, так? Схватила Мария плетку и давай уснувшего стегать. Вскочил сразу же. Жестко? А иначе нельзя. Время такое тяжелое. Сначала война, потом разруха. В селе одни подростки, женщины, дети, старики. С утра до ночи все в поле - кормили страну. Растили зерно, молотили его, в грубую муку добавляли лебеду, крапиву, пекли хлеб. Сушили из него сухари, грузили в мешки и отправляли в вагонах. Мария всегда много работала, сама чинила сеялки, разную технику, старалась, чтобы простоев не было.

Подошло время – вышла замуж. Парень свой, сельский, знакомый с детства. Сразу заявил, что жить в зятьях он не будет, останется в своем доме. Так Маруся стала жить со свекровью. Неплохая женщина была, любила по-своему сноху, но не понимала, что той нужно и матери помочь. Бывало, идут все на обед с поля домой, а Маруся к маме забегает. Та жила совсем одна, болела сильно, надо ей и воды наносить, и картошку из подвала достать. Так обед и пройдет. Бежит Маруся, торопится, а свекровь на углу дома стоит, ждет, сердится:

- Что? Наелась сметаны и пришла!

Какое там. Во рту маковой росинки не было. А уже надо назад в поле идти.

Слезы материнские

Родились дети. Сначала девочка Зина, через шесть лет мальчик Вася. Мария - вся в работе, маленькую Зину оставляла со свекровью. И не доглядели они, не уловили тот момент, когда девочка перестала слышать. Потом и говорить не смогла. Повезла Мария дочь к врачам, два раза была в Москве – никто не мог помочь. Разводят руками. Однажды профессор из Курска покрутил Зину в специальном кресле, посмотрел ей в глаза и сказал, что слышать она не будет никогда. Посоветовал не держать ребенка дома, отдать в специальную школу. Так с шести лет Зиночка стала учиться и жить во Льгове одна, без родителей, в школе для глухонемых детей. Мария тоже овладела языком жестов, свободно общалась с дочерью. Потом в Белгороде получила Зина профессию швеи. Была очень способной и старательной, устроилась в ателье г. Дмитриева, стала работать. Вскоре вышла замуж за такого же глухонемого парня. В 45 лет Зина забеременела, но сильно заболела и вскоре умерла.

Сын Василий стал еще одной болью матери. Рос жизнерадостным, послушным, здоровым. В 18 лет пошел служить в армию. Прислал оттуда фотокарточку. Его, как лучшего солдата, поставили у знамени полка. Мария целовала фото и мечтала, как придет сын домой, женится, внуки пойдут. Но Вася вернулся другим человеком. В армии сильно облучился, заболел, получил справку об инвалидности. Замкнулся, горевал, ни с кем не общался, из дома не выходил. Однажды сказал, что жить не хочет, только ее, маму, ему и жалко. Испугалась Мария. С работы уволилась, стала наблюдать за сыном. Только ведь если человек задумает такое, его уже не остановить. Внизу села, у реки, стоял колодец, очень глубокий, когда-то им пользовались селяне, потом забросили. В одно утро увидела Мария, как Василий стоит у этого колодца и смотрит вниз. Подбежала она к нему, обняла, запричитала: «Пойдем домой, сыночек, зачем ты тут?» А он отодвигает ее, говорит: «Сейчас пойдем», а сам прыгает на самый верх колодца и, как спортсмен с трамплина, бросается вниз.

Так осталась Мария одна. Муж еще раньше умер, детей она уж без него хоронила. Стала болеть. Однажды две недели ничего не ела, не вставала, только воду пила. За ней соседка ухаживала. Думали, что умирает. Вдруг захотелось ей черного хлеба. «Ух, - выдохнули соседи, - будешь теперь жить, Маруся». Отправили ее в больницу. Полтора года она там пролежала, не вставая. А потом вдруг начала садиться, понемногу стоять и, наконец, ходить. Чудо Божье. Немного восстановив силы, решила Мария Орехова устроиться в дом-интернат ветеранов труда в Железногорске. Находились для нее опекуны, только она не хотела к чужим людям идти в дом.

- Пойду в учреждение, пусть как всем, так и мне будет, одинаково, - думала она.

И не пожалела за восемь лет ни разу. Здесь ее любят, уважают. Девушки-волонтеры из общественной организации «Старость в радость» называют ее «наше достояние», постоянно ее навещают, поздравляют с праздниками, дарят ей подарки и свою любовь. А Мария Петровна говорит молодым:


— Любите жизнь, не ропщите. За нее пролито столько крови лучших сынов и дочерей земли.

АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор газеты.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент.

Ведет рубрики: Образование, Культура

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.

Ведет рубрики: Социальная, Медицина.

Связаться через:

Светлана Романчикова

Корреспондент.

Ведёт рубрики: Потребитель, Социальная.

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ