«Я люблю ручной труд»

Анна Бессарабова
1 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
2 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
3 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
4 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
5 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
6 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
7 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
8 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
9 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
10 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина
11 из 11 изображений
«Я люблю ручной труд»
© Фото: из архива Дана Субботкина

Железногорский модельер Дан Субботкин – о вещах, творчестве и времени.

- Примерно с какого возраста вас интересует одежда?

-­ В детстве я уже любил шить. Этим занималась и моя мама, поэтому у меня всегда была возможность сидеть за машинкой. Шил я сложные вещи. Делал их уже во втором­третьем классе. Если это была сумка, то с вышивкой, карманами. Вообще­то акцентация на деталях – редкость. Даже в 1970­е годы портные шили брюки без боковых карманов, что просто. А мне всегда нравилась тонкая, сложная работа.

В России такого понятия, как дизайнер, модельер, нет. Люди пока воспринимают эту профессию как бизнес: сшил майку – и ее должны купить. А дизайнерские вещи рассматривают как картинки, относятся к ним как к развлечению. Однако мода – то, что людям самим должно нравиться, что они выбирают, а не навязанное ширпотребом. Моду воспринимают как рисунки, а она в большей степени – технология.

- Вы работали с антиквариатом в Москве. Что вам это дало?

­ - Да, работал. Антиквариат – очень аккуратное отношение к вещам. Плохой коллекционер хуже пожара. Это утонченная и бережная работа. Так я отношусь и к созданию одежды. И к ее ремонту, чем сегодня больше всего занимаюсь. Ремонт одежды – свой мир.

Я быстро интегрируюсь, обучаюсь. Ведь та сфера деятельности, которую мы для себя выбираем – это большое психологическое путешествие.

А еще я люблю ручной труд. В школе, к сожалению, этому уделяется мало времени.

- Какой была ваша первая коллекция?

-­ Моя первая коллекция называлась Resurrection (воскрешение). Она и была выполнена в пасхальных цветах. Мы с помощниками брали пряжу, вязали из нее ткань и сшивали, получался авторский трикотаж. Все коллекции между собой связаны. Одежда меняется по смыслу и эстетике. Одной из коллекций были косоворотки, которые сейчас популярны. В данный момент я делаю майки. Теперь ведь нет моды, ее заменил мерч – каждый человек выпускает майку имени себя. Кто­то делает это лучше, кто­то хуже. Мои майки – переработка старых вещей. И это modern clothes – современная одежда. Все дизайнеры шьют бальные платья в пол. Супер, но это уже было века до нас и будет после. А современная одежда – это острота.

Мной выбран простой формат – футболки. Весь мир стремится к стандартизации. Мои майки немножко странной формы: все хотят короткие, мои – чуть длиннее, но геометрически они более правильные.

- Вы единственный модельер в городе?

-­ В нашем городе есть люди, создающие одежду, но они не могут найти своего покупателя и поэтому шьют вещи на заказ. Для меня интересна первая, экспериментальная ступень: моделирование одежды.

Интерес к своим работам чувствую всегда. В основном, в профессиональном сообществе. Проекты, аналогичные тем, которые я раньше придумывал, были успешно реализованы в Европе и в России.

Я увлекаюсь психологией одежды – тем, как ее воспринимают люди. У моды есть множество различных применений. А есть одежда на каждый день. И иногда это прямо противоположные вещи. Есть образы, которые носят люди. Я сейчас пытаюсь вытеснить все образы XX века – убрать многое. Например, джинсовые куртки. Это такой постоянно тиражируемый коммерческий хит.

Хотелось бы сделать такую одежду, которая понравилась бы и железногорцам. Это постепенно происходит. Тренды 2019­года, когда дизайнеры сшивали майки, и сегодняшняя одежда с принтами – это самое острое за последние годы.

Мне сейчас нравится то, что я вижу на улицах. Это то, что я хотел видеть, будучи школьником. Мир стал интереснее. Для Железногорска тоже. Молодые люди слишком спешат, уезжая из маленьких городов, и страдают, возвращаясь в них. Но ведь мы живем очень близко. Теперь до Орла можно доехать за час на электричке, а москвичи добираются на работу около двух часов. Нет проблемы связать города, сократить расстояния. И наверное, так и будет в будущем. Просто нужно быть активнее. Всё, включая наше развитие, зависит от собственной активности. И в Железногорске, и где угодно. И красивое есть везде.

- А ремонт одежды вам интересен? У вас же есть своя мастерская...

-­ В истории одежды были периоды, когда реставрация старых вещей была модной. В нескольких странах Европы выходили книги о том, как это делать, как перелицевать старое пальто и сделать новое. А в новое время только в конце Второй мировой войны однажды вышла такая книга. Больше не было. Сейчас это не актуально. Одежды так много, что в этом нет смысла. И сегодня все спешат. И в Москве, и в провинции. Сейчас все одинаковы – по ощущению времени, скорости жизни. Восприятие времени такое.

- Вы не просто моделируете одежду, но и исследуете моду?

-­ Я много времени потратил на изучение того, что мне интересно. Много книг прочитал, много практики было. Только так мы познаем мир. Это путешествие внутри себя. С новыми знаниями и опытом мы остаемся теми же самыми, но переходим на новый уровень. Трудно это понять, видя статичные вещи вокруг себя, но человек развивается, становится другим. И одежда как традиционный вид искусства и бизнеса в этом помогает. Есть художники­модельеры более талантливые, более предприимчивые, более деятельные. Я ищу что­то свое для себя – для развития.

ДЛЯ СПРАВКИ: Дан Субботкин – наш земляк. Его родители работали на МГОКе, потом стали предпринимателями. Мальчик вырос в творческой среде – семья дружила с местными художниками. Дан учился в ПТУ на мастера отделочных работ и в университете – на химическом факультете. Какое-то время занимался антиквариатом. Сейчас он модельер, скромно именующий себя профессиональным портным.


АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор газеты.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент.

Ведет рубрики: Образование, Культура

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.

Ведет рубрики: Социальная, Медицина.

Связаться через:

Светлана Романчикова

Корреспондент.

Ведёт рубрики: Потребитель, Социальная.

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ