Учить, понимать и любить

светлана староста
1 из 5 изображений
Учить, понимать и любить
© фото: interris.it, из личного архива экспертов
2 из 5 изображений
Любовь Трутаева
© фото: interris.it, из личного архива экспертов
3 из 5 изображений
Татьяна Ключникова
© фото: interris.it, из личного архива экспертов
4 из 5 изображений
Елена Чернухина
© фото: interris.it, из личного архива экспертов
5 из 5 изображений
Анна Демакова
© фото: interris.it, из личного архива экспертов

Утро началось с категоричного «не пойду». Мама вздрогнула, подошла к окну, сквозь серые ветви облетевших тополей были видны желтые огни школы. Скоро закончится первая четверть, два месяца учебы позади, а сын посетил всего несколько уроков. Новенький рюкзак сиротливо лежал на полу возле стола. 

Петя* твердил одно:

— Меня будут спрашивать, ругать, я не хочу.
Много раз поднималась температура. Врачи обследовали ребенка и ничего не находили. Очевидно, так он реагировал на страх и нежелание идти в школу. Мама слушала педагогов и психологов, выполняла их рекомендации, вызывала сына на откровенный разговор, убеждала, умоляла – но тщетно. Пете светило домашнее обучение. Бабушка гадала: может, учителя слишком строгие, он у нас такой ранимый, чувствительный, хвалить его надо больше, жалеть. Папа урезонивал, мол, сколько их в классе, всех разве обласкаешь, терпеть надо, привыкать и не бояться.

Конечно, случай, о котором нам рассказали читатели, индивидуальный, но из него вытекают и общие черты. Ситуация с Петей доведена до предела, еще предстоит большая работа педагогов, психологов, родителей, чтобы вернуть его за парту, найти первопричину происходящего. Но он не один такой. Часто приходится слышать от детей, что школа не приносит радости, что учиться скучно и неинтересно.

Как же привлечь внимание детей, чтобы они были успешными в учебе и полноценно развивались? В одной известной песенке поется о том, что «учиться надо весело, чтоб хорошо учиться». Что это значит?

Анна Демакова, учитель начальных классов с 45­-летним стажем, считает, что учиться весело – это значит играя.

— Прежние программы были направлены на это. Мы с детьми много лепили, рисовали, вырезали, придумывали сценки. Развивалась моторика рук, а вместе с ней и речь. Сейчас программы – развивающие. Ученики должны больше рассуждать, самостоятельно добывать знания. Но не у всех это получается. В результате самооценка ребенка падает, он теряет интерес, отвлекается, замыкается в себе, отстает. А дома еще и мама, огорченная неудачами, подливает масла в огонь и начинает сравнивать его с кем-нибудь: вот Коля – молодец, хорошо учится, еще на футбол ходит и на музыку, не то, что ты.
Ребенок начинает думать, что он плохой, что только у него ничего не получается. В какой­то момент настолько запускается учеба, что ребенок отказывается идти в школу.

Анна Демакова назвала еще одну причину, по которой, на ее взгляд, ребенок не хочет учиться: отсутствие интереса со стороны родителей к школьным делам. Многие папы и мамы не вникают в дела своих чад. Им все равно, что их дети читают, пишут, о чем мечтают. Так не должно быть. Педагоги­психологи из школы №8 Любовь Трутаева и Татьяна Ключникова также указали причины, по которым ребенок не желает идти в школу. Прежде всего – неуспеваемость. Ученик не понял объяснение учителя, не усвоил материал, поленился почитать параграф дополнительно. А тут уже другая тема, и она связана с предыдущей. Проверочные тесты школьник не решает, у доски не отвечает. Проблема растет, ребенок не знает, как ее решить и остается дома. Это проще всего.

Следующая причина – конфликты с одноклассниками. Тут важная роль отводится учителю, классному руководителю. Необходимо сплачивать коллектив, ходить на совместные экскурсии, организовывать поездки, проводить мероприятия, объединять полезным делом. Например, сейчас очень развито волонтерство.

Сложнее, когда конфликт возникает с самим учителем. Часто педагог даже не понимает, что ребенок боится его. Такой случай произошел в одной из наших школ. Мальчик Леня* перестал отвечать у доски. Дома выучивал все назубок, повторял с мамой по нескольку раз, а в классе молчал. Ему ставили двойки, он переживал, плакал, но в очередной раз не произносил ни слова. Учитель грозил комиссией, переводом в другой класс. Школьный психолог, побеседовав с ребенком и мамой, попросила педагога спрашивать ребенка индивидуально, после уроков. Но навстречу учитель не пошла. У нее было свое видение учебно­воспитательного процесса. Как говорится, нашла коса на камень. Спасла ситуацию пандемия. Началось обучение онлайн. Все сидели дома, записывали ответы на телефон и присылали учителю. Леня воспрянул духом. Двойки сменились на четверки и пятерки.

Любовь Трутаева и Татьяна Ключникова дают советы родителям, как вести себя в подобных ситуациях. Они должны поддерживать ребенка, быть на его стороне. Замечать даже незначительные успехи, хвалить, причем не за оценки, а вообще, поощрять. Следует также выяснить причину нежелания отвечать у доски. Может, она связана с насмешками одноклассников, тогда следует определить их природу. Не подвергается ли школьник буллингу? Поскольку это вещь серьезная и опасная. Исключить также надо симуляцию. Возможно, ученик просто не подготовил домашнее задание, а говорит, что боится учителя. Нужно быть внимательнее к собственным детям, знать о них все, чтобы не упустить, не просмотреть, вовремя помочь.

Любовь Трутаева отмечает, что конфликты в семье также влияют на учебу. Часто можно слышать: «Что ему недостает? У него все есть. Мы его холим и лелеем». А на самом деле между супругами постоянные ссоры, непонимание, обиды. Ребенок страдает, волнуется, до учебы ли ему. Еще один пример. Одна мамочка все время оставляла на дочку – ученицу начальной школы – младшую сестру, а сама ходила на подработку. Девочка сильно уставала, слабела, снизила успеваемость. Этого допускать нельзя.

— Чрезмерные нагрузки очень вредны. Спортивная секция, музыкальная школа, театральная студия – не всякий ребенок может тянуть такую ношу. Ведь главная его задача – это учеба в школе. Родителям необходимо следить за здоровьем детей, соблюдать режим дня, ограничивать пребывание в цифровом пространстве, — отмечает Татьяна Ключникова.
А еще больше надо разговаривать по душам. За каким­то совместным занятием, например, уборкой квартиры, прополкой сорняков на дачных грядках. Такие разговоры не должны иметь ничего общего с назиданиями и чтением морали. Они должны быть искренними, спокойными. В таких случаях ребенок раскрывается, начинает доверять. Итак, психологи считают, что для полноценного развития человеку нужна любовь, уважение, понимание, поддержка и вера в его силы. В 60-70-е годы прошлого столетия появилась технология гуманно-личностного отношения к детям. Автор ее – ученый, педагог с мировым именем Шалва Амонашвили. Согласно его принципам, учитель должен относиться к ребенку как к маленькой личности, уважать его таланты, мотивировать его на любопытство и исследование окружающего мира, относиться к нему как равному. Многие педагоги с восторгом восприняли это новшество. Но что же получилось в действительности? Удалось ли применить методику в обычной общеобразовательной школе?

Педагог высшей категории, учитель русского языка и литературы школы №14 Елена Чернухина отмечает:

— Технология Амонашвили, конечно, привлекает нас, мы не можем не поддерживать ее. Отдельные элементы постоянно используем в своей деятельности. Например, принцип воспитания личности. На протяжении всей своей деятельности на каждом уроке ставлю воспитательные цели и стараюсь их достичь. Особенно на уроках литературы. Так поступают и мои коллеги. Но все же Амонашвили – в большей степени ученый, а не педагог. Его чудесная теория расцветает в полной мере в созданной им экспериментальной школе. В обычной общеобразовательной это практически невозможно. В классах по 30 с лишним учащихся. У всех разная мотивация, способности, психофизические возможности. Как в таких условиях применить индивидуальный подход? Конечно, мы стараемся, но это очень трудно. Наша задача подвести детей к итоговой государственной аттестации. Известно, какие там формы. Нужна там личность? Нет. Ребенок творческий, привыкший выходить за рамки, наверняка проиграет.
Елена Чернухина подчеркнула, что выполнение ОГЭ и ЕГЭ требует в основном стандартных решений. Комиссия, проверяя работы, обращает внимание на четкие критерии, которые должны быть в работе выпускника. Никто никогда не скажет: «Ах, какая интересная мысль или какое необычное видение». Теория Амонашвили была создана в противовес авторитарному подходу к ученику, никакого давления, учитель – это товарищ и друг. Но на практике все обстоит иначе. При подготовке к ЕГЭ приходится понуждать и заставлять детей, на одном интересе ничего не построишь. Их может совсем не волновать математика или обществознание, но сдать эти предметы необходимо. Получается, теория даже самая прекрасная, может разбиться о жизнь.

Наша газета провела небольшой опрос среди школьников, каким, на их взгляд, должен быть учитель: великолепно знающий свой предмет, но недоступный и строгий – или простой и чуткий, к которому можно подойти и обо всем поговорить. Оказалось, что большинство мечтает о втором. Конечно, без требовательности в учении не обойтись, но пусть она сопровождается отзывчивостью, пониманием, любовью. Пусть дети каждый день без боязни идут в школу и радуются встречи с учителями.

* Имена детей изменены

АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор газеты.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент.

Ведет рубрики: Образование, Культура

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.

Ведет рубрики: Социальная, Медицина.

Связаться через:

Светлана Романчикова

Корреспондент.

Ведёт рубрики: Потребитель, Социальная.

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ