Спорт и путешествия

никита бессарабов
1 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
2 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
3 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
4 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
5 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
6 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
7 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
8 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной
9 из 9 изображений
Спорт и путешествия
© фото: никита бессарабов, архив натальи стениной

Тренер ледового катка «Юбилейный» Наталья Стенина приехала в Железногорск год назад. До этого фигуристка жила и работала в Китае, а еще раньше – в ОАЭ и на Кипре.

Перебраться в Железногорск Наталью вынудил коронавирус. В прошлом году 12 февраля, во время китайского Нового года, в Поднебесной уже все было закрыто из-за болезни. Многим россиянам тогда пришлось вернуться на родину. Но никто не думал, что это надолго. Наталья рассказала о причинах своего переезда в Железногорск и об опыте жизни за границей.

- Когда вы начали заниматься фигурным катанием? Как развивалась ваша спортивная карьера?

- Я родилась в Уфе. Близкая подруга моей мамы была тренером по фигурному катанию. Поэтому у меня не было выбора – я рано встала на коньки. Где­-то в три года. Тренировки стали давать результаты – как спортсмен я развивалась быстро.

Потом мой тренер уехал готовить сборную Армении. А я осталась в Уфе. У меня родился сын. Профессиональный рост приостановился. Я понимала, что этого уровня не хватает – хотелось большего.

Сначала появились краткосрочные контракты за границей. Когда сыну исполнилось 16, можно было уехать надолго. Я получила приглашение и отправилась работать тренером на Кипр. Сын-­хоккеист тогда играл за сборную Беларуси.

Но через четыре года нам с Ильей захотелось перебраться поближе друг к другу: жить хотя бы в одной стране. Такая возможность появилась: сына пригласили играть за сборную ОАЭ, а в Дубае нужен был тренер по фигурному катанию.

Но в Эмиратах мы пробыли недолго. Быстро поняли, что это не страна фигурного катания и хоккея. Вернулись в Россию, какое­-то время работали на Сахалине. Потом я уехала в Китай. И следом – сын. Если б не пандемия, неизвестно, где бы мы сейчас были.

- Но теперь вы оба в Железногорске. Как так вышло? Почему вы оказались именно в Курской области?

- Мы хотели поддерживать форму. Спортсменам постоянно нужно совершенствовать свои рабочие навыки. Железногорск дает для этого все условия. Хоть 24 часа в сутки занимайся.

Узнали о городе через спортивного агента. Есть такие люди, которые ищут работу, рассматривают вместо тебя разные вакансии. Катку требовался тренер. Я согласилась и о выборе не жалею.

К тому же российское фигурное катание сейчас очень сильное. Я надеялась, что смогу пополнить свои знания и приобрести новый опыт.

- Разве фигурное катание в Японии, Китае, Америке не идет вровень с российским?

- Нет. Из-­за пандемии российские спортсмены вырвались вперед. За рубежом к ограничительным мерам относятся более ответственно, чем у нас. Правила более строгие. Например, итальянская сборная сразу сообщила, что до конца года не будет нигде участвовать.

Они уже тогда поняли, насколько все серьезно. В России каждый ждал открытия спортивных объектов, границ, магазинов, ресторанов,.. в общем, возвращения нормальной жизни. Российские спортсмены намного раньше снова стали тренироваться.

- Вы говорите о большом количестве приглашений из других стран. Русские специалисты так востребованы за рубежом?

- Русских тренеров по хоккею и по фигурному катанию ценят больше всего. Хотя канадцы тоже очень сильные. Я с удовольствием поработала бы с канадскими тренерами. Мне нравятся их методы. В России специалисты – конкуренты. В Канаде, Финляндии тренеры учатся друг у друга, обмениваются опытом. Не видят ничего зазорного в том, чтобы подойти и попросить коллегу чему-­то их научить.

- Вы работали в нескольких странах мира. Где вам лучше всего было жить?

- В Китае. До того, как я приехала в ОАЭ, я думала, что Дубай – это предел мечтаний. Но в итоге оказалось, что Китай намного сильнее, намного цивилизованнее, намного развитее.

Китайцы ушли от нас на 20 шагов вперед. Не знаю, когда мы добьемся таких же результатов в спорте, в уровне жизни населения.

Когда я приехала в Китай, меня все удивляло – и дома, и улицы. Я работала в огромном торговом центре. И каток там находился на пятом этаже. В России такого нет нигде. Условия, которые создаются для тренера, на высшем уровне. Большие спортивные события освещаются на огромных экранах – популяризация спорта потрясающая.

- Зачем Китаю нужны иностранные тренеры? Неужели мало своих специалистов?

- Хотят подготовить спортсменов к Олимпиаде в Пекине, которая пройдет в 2022 году. Поэтому в Китае сейчас работают американцы, русские, канадцы. Поэтому создают клубы с иностранными тренерами. Они все сделают, чтобы победить на своей территории.

Однако для этой страны важно быть самодостаточной. Я, например, очень удивлялась тому, что иностранных продуктов там практически не купишь.

- Вы чувствовали свою работу важной?

- В Китае к специалистам относятся иначе. Там тебя уважают. К тебе относятся, как к приглашенному лицу, авторитету. Вкладывают в тебя деньги. Предоставляют медицинское обслуживание, жилье в том районе, где тебе удобно. Выдают карточки, по которым можно питаться, не тратя деньги на еду.

Китайские спортсмены тебе безоговорочно верят. Хотят как можно больше от тебя получить. В России все немного иначе. Ты здесь всем должен и обязан. А то, что отдача должна быть от родителей и от ребенка, понимают не все.

- В первое время при переезде в другую страну какие сложности возникали? Жизнь за рубежом – это все­-таки другой быт. Что было тяжелее всего?

- Ориентация в пространстве. В Китае, например, все в иероглифах. Фотографируешь станцию метро на телефон. И если едешь туда на такси или в метро, показываешь эти иероглифы окружающим – «Мне туда!». Иначе никак не добраться.

Спросить дорогу можно не у каждого. В Китае много людей, которые не знают английский. В основном на нем может изъясняться молодежь. Еще те, кто учился в Америке. А старшему поколению это совершенно ни к чему.

- На каком языке вы общались в странах, в которых жили?

- Всегда на английском. Даже с русскими тренерами. Рядом были люди, не знающие русского языка. Было бы неприлично на нем заговорить.

Поэтому были сложности во время возвращения в Россию. Русский уже стал второстепенным: думаешь на английском – переводишь на русский. Но акцента нет.

- Жизнь в Китае дорогая?

- В Китае она очень дорогая. Объясню на простом примере. Я пью кофе. Здесь банка стоит 200 рублей. А там будет стоить 800.

- А количество людей вокруг вас не пугало?

- Пекин часто показывают переполненным. Но на самом деле город настолько разгружен благодаря хорошей инфраструктуре, работе транспорта, что безумных столпотворений там практически не бывает. Только в праздничные дни китайцы очень любят уезжать из города к родственникам – в деревни и маленькие города. Вот тогда их действительно очень много. Выглядит необычно, но совсем не страшно.

- Есть ли в Китае любительский спорт?

- Я на ледовой арене работала и с профессионалами, и с любителями. В России у людей есть какие-­то непонятные комплексы. Если тебе больше 30, 40, 50 лет, то ты уже не сможешь реализовать свою детскую мечту, поучаствовать в соревнованиях, выйти на лед с красивым номером. В Китае таких предрассудков нет. Там очень много любительских чемпионатов. И в них разные люди участвуют. Однажды я видела выступление дедушки, которому лет 70. Изображал курицу. Это было потешно.

Многие китайцы к любительским чемпионатам готовятся очень серьезно. Причем тренеру не нужно никого заставлять. Готовишь график тренировок и приемов пищи – и они ему следуют. Мой контроль нужен только на льду.

- Чем вас не устроили Кипр и ОАЭ?

- Эти страны совсем не спортивные. Там намного больше ресурсов тратят на образование. В России спортсмена готовят где­-то с трех лет. На Кипре и в Дубае спорт – это хобби. Отсюда нет ни арабских, ни киприотских олимпийских чемпионов. Поэтому я и хотела оттуда уехать.

- Какие у вас планы на ближайшее будущее?

- Когда в Китае появился коронавирус, я как раз должна была переезжать в Эстонию. Проводила там сборы. Очень успешно. Понравилась страна, понравились люди. Вообще Европа мне намного ближе по духу, чем Китай.

Но переехать туда не получилось. И это временно отучило меня строить планы. Не знаю, как долго я буду в Железногорске, где окажусь через год­два.

Но могу сказать, что Железногорск – место, из которого жалко будет уезжать. Хотя в России я тоже во многих регионах жила и работала. Здесь много возможностей, руководство предоставляет свободу действий. У меня появилась любимая ученица. Сейчас мне намного легче, чем в начале прошлого года, представить, что я останусь здесь надолго.

АВТОРЫ
Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор сетевого издания

Связаться через:

Галина Лысова

Шеф-редактор газеты
Ведет рубрики: Медицина, Социальная

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.
Ведет рубрики: Социальная, Медицина. 

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент
Ведет рубрики: Образование, Культура

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ