Большой Дуб: жив и сегодня

Екатерина Гладушина
1 из 4 изображений
Большой Дуб: жив и сегодня
© фото: музей партизанской славы «Большой Дуб», из архивов Татьяны Федотовских и Владимира Терехова
2 из 4 изображений
Большой Дуб: жив и сегодня
© фото: музей партизанской славы «Большой Дуб», из архивов Татьяны Федотовских и Владимира Терехова
3 из 4 изображений
Павел Тихонович Терехов
© фото: музей партизанской славы «Большой Дуб», из архивов Татьяны Федотовских и Владимира Терехова
4 из 4 изображений
Большой Дуб: жив и сегодня
© фото: музей партизанской славы «Большой Дуб», из архивов Татьяны Федотовских и Владимира Терехова

17 октября исполняется 80 лет трагедии поселка Большой Дуб, когда в рамках карательной операции «Белый медведь» осенью 1942 года фашисты зверски убили 44 жителя поселка, 26 из которых были детьми. Сегодня на месте поселка мемориал, но его история продолжается.

«Враги сожгли родную хату…»

На мемориале «Большой Дуб» похоронены и жители нескольких соседних деревень и поселков, среди которых поселок Звезда. С жителями Звезды расправились в первую очередь, так как селение располагалось близко к лесу, а значит, к партизанам. Каратели сожгли все хаты, расстреляли или бросили в огонь около 30 человек, в том числе 29-летнюю Анну Терехову и ее дочек – четырехлетнюю Розу и годовалую Алевтину. Погибла и свекровь, 59-летняя Анна Ивановна. В это время муж Анны был на фронте.

Воевал младший сержант Павел Терехов во вспомогательном батальоне снабжения, доставлял продовольствие и боеприпасы на фронт. Дважды был награжден медалями «За боевые заслуги». На войну пошел в 1941 году, закончил в Кенигсберге. А вернулся на пепелище. Как и еще двое бойцов, которых проводили жители поселка с надеждой на скорую победу, обещали ждать, но не дождались. Таких сиротских солдатских судеб было так много, что появилась песня на стихи Михаила Исаковского:

Никто солдату не ответил,

Никто его не повстречал,

И только теплый летний ветер

Траву могильную качал.

Но для того и была одержана Победа, чтобы жить. Павел Тихонович взял в жены жительницу Золотого – ее тоже звали Анна – и усыновил троих ее детей Серафиму, Вячеслава и Аллу. А в 1948 году родился сын.

— Мы жили в поселке Золотой, в доме у матери. Отец был плотником, и сразу взялся за новый дом. И сколько он жил, столько и строил. Да еще собрал бригаду – Митин, Кондрашов, Воронин – у них тоже семьи погибли, и без всяких чертежей построил двухэтажную школу в Веретенино. Каждый день ходили в Веретенино через лес. А мама в колхозе работала. Да, доля им досталась, — вспоминает Владимир Павлович.
Восьмилетним ребенком Володя с ребятами бегал на место, где раньше был Большой Дуб. Он помнит могучее – шестеро ребят нужно, чтоб охватить – дерево, давшее имя поселку. Фашисты пытались сжечь и его, но оно только подпалилось, а со временем треснуло. В расщелине дуба, рассказывает Владимир Павлович, уже росла березка «в руку толщиной».

Израненный дуб свалила буря осенью 1958 года. Позже на его месте посадили новый дуб, да не простой, а кленолистный. Мемориал на месте Большого Дуба появится только к 30-летию Победы, а пока фронтовик Павел Терехов навещал братскую могилу, где похоронены жертвы операции «Белый медведь».

— Отец не рассказывал о войне никогда. Но часто ходил туда, где похоронена его первая семья, приносил цветы, и каждый год – на День Победы. Часто брал меня с собой, и я видел, как тяжело ему вспоминать об этом, видел его слезы, — говорит Владимир Павлович.
Володя Терехов рос со свидетелями страшных событий и слушал их рассказы, когда старшие собирались вечером у костра. О том, как соседа Алексея Капустина спасла от огня карателей тетя Оля, накрыв телом шестилетнего мальчика, как ночью они выползали из-под груды тел. Володя учился у Петра Митрофановича Курских, ветерана, майора, который жизнь посвятил изучению истории партизанского движения в Михайловском районе – с него и начался музей партизанской славы «Большой Дуб». И хотя сын фронтовика давно живет в Железногорске, судьба распорядилась так, что последняя запись в его трудовой книжке – работа сторожем на мемориале «Большой Дуб». У Владимира Павловича, заслуженного работника автомобильного транспорта, славный трудовой путь, но после выхода на пенсию ему довелось поработать на месте памяти своего отца, своей мальчишеской памяти – там, где он обнимал старый Дуб, рвал яблоки из колхозного сада, косил сено. Это история, которая в нем благодаря отцу.

— Я помню, как открывали мемориал. Это было так торжественно, столько было ветеранов! Потом одно время как-то все утихло. И теперь снова возрождается – горит Вечный огонь, сделали ремонт. Это хорошо, ведь люди за нас жизнь положили, нельзя об этом забывать, — уверен Владимир Терехов.

«Не могу туда не ходить…»

Как рассказать сегодняшним подросткам о трагедии Большого Дуба? И надо ли – ведь все произошедшее слишком страшно, для детской психики уж точно? На этот вопрос по-своему ответила писательница из Екатеринбурга Таня Федотовских. Детям должны рассказать об этом… сами дети.

Таня пишет детские книги с интересными сюжетными лабиринтами. Шифры, загадки, запутанные истории, приключения – её стихия. Изобрела музыкальный шрифт, коллекционирует минералы в микроаквариумах, автор игры «Каменный алфавит».

В один из моментов работы над книгой «ТриО и всемирный карантин» – квесте, где трое подростков разгадывают тайны прошлого – Татьяна поняла, что в сюжете должно появиться особенное дерево. Символ России – с мощью, силой, здоровьем, крепкими корнями. После размышлений стало ясно: это должен быть дуб!

— И вот набираю я в поиске словосочетание «Большой Дуб» и замираю на миг. Невероятно! Я читаю историю, связанную с этим деревом, и сквозь мурашки ощущаю: вот оно! Описание событий, произошедших в годы Великой Отечественной войны в посёлке Большой Дуб, шокировало меня. Я начала изучать свидетельства очевидцев той трагедии. Для меня совершенно неожиданно открылось вдруг новое пространство: там - «хмурые люди с автоматами»; там - девчонка двенадцати лет, расстрелянная вместе с братьями и сёстрами; там - мальчик, которого вместе с другими ребятами фашисты пригнали из соседней деревни хоронить друзей, — рассказывает писательница.
По сюжету герои книги встречаются с дедушкой, который пережил эти страшные события. Автор не хочет никакой патетики в этом моменте, просто повторяет слова Павла Ивановича: «Не могу туда не ходить. Всегда туда хожу. Как будто тянет что. Иду, цветы рву. Подойду, посижу, поплачу иной раз. Прикоснусь – легче стаёт. И – обратно…».

— Здесь, как и во всех монологах и диалогах в книге, мне надо было представить, ка́к он это сказал. И когда я услышала эти слова, «вживую» произнесённые другим человеком, то была потрясена. Даже сейчас, спустя два года, я отчётливо помню этот момент. Слова прозвучали горько и как-то очень мерно, так, словно падали капли: кап-кап-кап, — описывает свои чувства Татьяна.
Прототип дедушки – Павел Иванович Арбузов, которого 12-летним мальчишкой немцы заставили хоронить погибших.

— В то время, когда надо пить детство взахлёб, носиться по бескрайней ниве и валяться в нагретой солнцем траве, он видит страшное: руки матери, в последний раз и навечно прижавшей к себе своё дитя. Мёртвую хватку, — так видит чувства своего героя Таня Федотовских.
Она отмечает, что в первой книге («ТриО и волшебная клавиша»), изданной в 2019 году, говорилось о некоей созданной в лаборатории жидкости, оказывающей влияние на людей. И, надо же, в 2020, уже после написания книги, случилась всем известная пандемия.

— А во второй книге, которую я писала в 2020-2021 году («ТриО и всемирный карантин») описаны военные события. Вот такое совпадение…, — рассказывает Татьяна.
Писательница говорит, что блок книги, посвященный детям войны – самый пронзительный. Судьбы, по которым враги прошлись сапогами; дети, которым довелось пережить совсем недетские испытания. Наряду с ответственностью за художественную часть книги она чувствовала огромную ответственность за часть историческую, важно было не допустить ни малейшей фактической ошибки.

По сюжету ребята не попали в здание музея – во время карантина были закрыты для посещения и школы, и музеи, и большинство других учреждений культуры. При этом заглянуть в музей глазами героя требовал сюжет:

— Я никогда не была ни на мемориале, ни в самом музее. И тут честь и хвала работникам Музея партизанской славы «Большой Дуб»! Смело могу сказать, что я, ни о чём у них не спрашивая, получила ответы на добрую сотню вопросов, а то и больше. Фотографии, видео, воспоминания, карты, экспонаты, прошлое и настоящее посёлка Большой Дуб представились мне единой понятной картиной. Благодаря кропотливо собранным сотрудниками Музея материалам я много раз мысленно посещала это место. Но подробно описать в сюжете то, как дедушка ведёт ребят по мемориалу, оказалось гораздо труднее: пришлось учесть очень много нюансов. Конечно же, некоторые вопросы требовали исключительно точных ответов. Это касалось залов и размещения экспозиции, звука колоколов. И в этом мне очень-очень помогла Анастасия Мальцева, сотрудник музея.
Писательницу особенно привлекла инсталляция музея «Взрыв». «Есть там место такое, – начал Павел Иванович и враз посуровел. – Холодом от него веет. Винтовки, дула пулемётные, каски искорёженные. И снаряд снизу притаился. Стоишь и сам словно холодеешь: вот оно, железное сердце войны!»

— Рассматривая инсталляцию, я заметила снаряд грушевидной формы. Он казался невредимым, в то время как вокруг него разлетается разорванное железо. Словно эта «бомба» замерла в ожидании своего часа. Именно это делает композицию такой неожиданно страшной. То, что после войны и взрывов обязательно наступает мир, это знают все. И «заморозить» эту бомбу, сделать так, чтобы она никогда больше не взорвалась – задача нас – всех, кто помнит и знает историю своей страны, — убеждена Татьяна Федотовских.
О том, как бережно отнеслась писательница из Екатеринбурга к исторической достоверности, говорит и научный сотрудник Музея партизанской славы «Большой Дуб» Анастасия Мальцева.

— Как только Татьяна прислала книгу, я начала ее читать. Нетерпение было огромное: как будет представлена эта тема? Книга детская, довольно юморная. Меня увлек сюжет, и я думала: как же сюда «впишется» трагедия нашего поселка? Я человек, критически относящийся к любой информации, художественной литературе, привыкла работать с архивными документами. Но Татьяна так трепетно, бережно и уместно изложила эту историю! Это дорогого стоит.
По словам писательницы, на первой же презентации книги читатели интересовались: неужели это на самом деле было? Так люди в других уголках страны узнали, что произошло на нашей земле 80 лет назад.

— Это не только развлекательная, но и поучительная книга. Для меня главная цель как для сотрудника музея – чтобы как можно больше людей узнали об истории Большого Дуба. И то, что это получилось, что талант Татьяны позволил донести эту часть истории Великой Отечественной войны до детей – здорово, — считает Анастасия Мальцева.

* Благодарим за сотрудничество Музей партизанской славы «Большой Дуб». 

АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор газеты.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент.

Ведет рубрики: Образование, Культура

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.

Ведет рубрики: Социальная, Медицина.

Связаться через:

Светлана Романчикова

Корреспондент.

Ведёт рубрики: Потребитель, Социальная.

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ