Она учит ходить

Анна Бессарабова
1 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
2 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
3 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
4 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
5 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
6 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
7 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
8 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
9 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
10 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
11 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
12 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой
13 из 13 изображений
Она учит ходить
© фото анны бессарабовой

В Центре реабилитации слепых Светлана Медведева преподает «ориентировку и мобильность».
В течение 13 лет она помогает незрячим делать их первые самостоятельные шаги.

- Как вы себя чувствуете? Что с настроением? – начинает урок Светлана Ивановна и слышит в ответ разноголосое «Все отлично!».

Ученики Медведевой – взрослые люди. В Центр реабилитации незрячих их привела беда, а сейчас ведет по коридорам учреждения и улицам Железногорска, не давая оступиться и упасть, эта маленькая улыбчивая женщина.  

На занятиях Светлана Ивановна знакомит воспитанников с разными техниками применения трости - «скольжением», «маятником», «диагональю», учит ее «слышать» - по стуку угадывать небезупречную дорогу с изгибами, выбоинами, ямами. Учащиеся не пропускают ни единого слова.

Большие дети

Алексей Чикин из Тамбовской области полгода назад попал в аварию. Потерял оба глаза, обоняние и «приобрел» металлические штифты, вшитые врачами в его голени. После больницы мужчина шесть месяцев передвигался по своей квартире на негнущихся ногах, даже в знакомых стенах плохо понимая, что его ждет на расстоянии вытянутой руки.

— На улицу я впервые вышел со Светланой Ивановной. Без нее боялся. Как большой ребенок. Теперь трость заменяет мне видеоряд: там – земля, впереди - асфальт, слева от пандуса - уступы, лестницы. Но дело в том, что у каждой трости – особый звук, к нему надо приспособиться. Светлана Ивановна помогает ориентироваться на местности, советует не сходить с тротуара, однако, не всегда есть тротуары. Привыкаю, других-то вариантов нет. Это мои дети по наивности думают, что их папа прозреет. Как? Без глаз? — с беззлобной усмешкой замечает Алексей.
Его «однокашница» Галина Еремина из Брянска до 45 лет работала на вредном производстве: имела дело со взрывчатыми веществами, а после выхода на пенсию стала терять зрение. У Галины Федоровны высокая степень миопии (близорукости), в недалеком прошлом женщина перенесла операцию по пересадке роговицы. Говорит, что «живет с подглядом» - видит лишь свет и силуэты. Трость освоила в Железногорске - «спасибо Светлане Медведевой».

Арсений Павлов из Йошкар-Олы – незрячий уже много лет. До приезда в наш город пенсионер был на реабилитации в Волоколамске. Другие ученики Центра зовут его спортсменом - Арсений ходит по пешеходным дорожкам с рекордной скоростью. Обогнать его по силам только студентам специального музыкального училища: в дни учебы они с их абсолютным слухом просто летали по улицам. Светлана Ивановна семенила следом и одергивала: «Ребят, нельзя же так. Опасно. Шагайте медленнее».

В персональном профессиональном «хранилище» Медведевой сотни таких историй. За день она узнает больше, чем психологи за десятки сеансов, а непсихологи – за годы. Спрессованное до минут и часов время, спрятанные от окружающих эмоции, чувства и потрясения.  

— Здесь, в Центре реабилитации слепых, я открыла для себя новый мир. Да, так. Стала обращать внимание на детали, на какие прежде не реагировала, — делится Светлана Ивановна.

Без табу

Спрашиваю Медведеву, есть ли у преподавателей ЦРС табуированные темы: чего они избегают в беседах с незрячими воспитанниками? Светлана Ивановна откликается удивленным «а запретов нет». Она общается с тотально слепыми учащимися, как с любыми другими людьми, не делая скидок на их болезни и тяжесть состояния. Однако педагог никогда не задает подопечным личных вопросов. Если захотят, сами зайдут на эту территорию и раскроют душу. Ее «нельзя» - не темы, а грустные мысли. Незрячие улавливают тончайшие интонационные нюансы в речи учителя: горечь, усталость, эмпатию.

— Стараюсь их не расстроить, не обидеть, — поясняет Светлана Медведева.
Большинство ее учеников - поздно ослепшие. Кто-то из-за наследственности, кто-то из-за производственной травмы. Чем старше такой воспитанник, тем с большим волнением он выполняет задания преподавателя. И больше радуется похвалам.

— Бывает, что человек, преодолев первые уличные метры после трехлетнего вынужденного заключения в квартире, кричит на весь двор: «Я сам иду!». Бывает, физически сильные мужчины плачут от счастья. А бывают и неудачи. Одна из наших учащихся, немолодая женщина, так и не смогла заставить себя выйти на открытое пространство. Шагнула - паника, повернулась - ступор. Собрала чемодан и уехала, — вспоминает Светлана Ивановна.
Людей с белыми тростями железногорцы часто видят на улицах Ленина, Гагарина, Комарова, а весной и летом они «ходят на Парковую – слушать соловья». Карты нескольких уголков города вросли в их память - с перекрестками, домами, деревьями и бордюрами. Некоторые пешеходы осторожно обходят незрячих, другие бросаются им помогать. И совсем редко на пути встречаются циники.

— Однажды услышала вдогонку: «Что ты их водишь! Они здоровые, придуриваются». Разозлилась, подозвала самого крикливого поближе и попросила нашего воспитанника снять очки. Остряк глянул на его лицо и весь сжался: стыдно стало. Сообразил, наверное, что от беды никто не застрахован, — предполагает преподаватель.

Не забыть!

До Центра реабилитации слепых Светлана Медведева работала инструктором по физической культуре в детском саду. Когда женщину позвали в ЦРС и она согласилась, заведующая дошкольным учреждением в запальчивости порвала ее заявление об увольнении: «Не отпущу!». Но Светлана Ивановна все равно ушла. И до сих пор не жалеет об этом. У малышей есть мамы, а у ее взрослых воспитанников - она.

Бывшие ученики Медведевой часто с ней созваниваются: медсестра из железногорского детсада, которая долго тревожилась даже не о потере зрения, а о том, как она будет пользоваться тростью, ведь все в городе ее знают; водитель, у которого до болезни - до полной темноты - погибла жена и остались на руках маленькие дочки; талантливая поэтесса, которая, помимо страшного диагноза, стойко перенесла известие о своей бездетности, измену и бегство мужа, вырастила брошенных им, чужих для нее, ребятишек...

— Мы с выпускниками не забываем друг друга. Это и невозможно, — уверена Светлана Ивановна.
Когда-то давно, в первый год преподавания в Центре, она сама пыталась передвигаться по его помещениям с закрытыми глазами, чтобы лучше понять незрячих. По улицам не смогла - подводил вестибулярный аппарат, земля уплывала из-под ног.

Сейчас ей подобные эксперименты ни к чему: Светлана Медведева и без них безошибочно находит дорогу к сердцам учащихся. Как они сказали на перемене:

— В Центре много замечательных людей. Точно, много. Фальшивых, неискренних мы почувствовали бы. Таких здесь нет. Светлана Ивановна - одна из любимых педагогов, она дает нам опору.

АВТОРЫ
Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор сетевого издания

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.
Ведет рубрики: Социальная, Медицина. 

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент
Ведет рубрики: Образование, Культура

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ