Город глазами волонтёров

анна бессарабова
1 из 4 изображений
Город глазами волонтёров
© фото: из личного архива героев публикации
2 из 4 изображений
Город глазами волонтёров
© фото: из личного архива героев публикации
3 из 4 изображений
Город глазами волонтёров
© фото: из личного архива героев публикации
4 из 4 изображений
Город глазами волонтёров
© фото: из личного архива героев публикации

С каждым годом растет число добровольцев, которые помогают людям с инвалидностью, проводят фестивали и акции, организуют новые мероприятия, о которых потом долго говорят жители. Мы видим усилия активистов, оцениваем их работу. А какими они сами видят город и местное волонтерство? Рассказывают наши герои-практики...

Нам нужен центр творчества

Юлия Пасенчук, 30 лет. До 2012 года молодая женщина жила на Украине, потом переехала в Курскую область. Юлия – мама троих детей. Опытный волонтер.

— Как я стала добровольцем? Еще до того, как перебралась в Россию, мне написала давняя подруга-однокурсница: дескать, очень нужна помощь одной тяжело больной девочке.
«Юль, надо вести благотворительную группу, а я не успеваю», - такими словами она закончила свою просьбу. Тогда у меня было много времени, как раз уходила в первый декрет, ну и согласилась. Вместе мы закрыли сбор для ребенка.

А здесь, в Железногорске, история повторилась. Мне написала воспитательница моего сына о девочке, у которой рак: «Как бы ее поддержать?» Воспитательница спросила, не смогу ли я создать группу помощи. Я долго не решалась. Это тяжело – вести группу со специальными постами, заметками, альбомами. Много времени уходит на ответы людям. Ничего, подключились волонтеры, и вместе мы справились.

Несколько раз я вела группу для разных железногорцев, собирала все выписки, отчёты, участвовала в организации и проведении акций в помощь больным детям, женщинам. Мы ставили ящики для сбора средств по городу, проводили лотереи. Было много всего... Самое главное – я видела слезы радости и благодарности у людей, которых мы брали под опеку.

Всем сборам отдавалась полностью. Это морально непросто. У каждого человека – своя история, и каждый сбор мы проживали вместе. Абсолютно всё: плохие анализы, отказы благотворительных фондов, неудачные обследования, да даже косые взгляды на детей-инвалидов...

Сейчас я занимаюсь волонтерством не так плотно, как раньше. Моей дочке два годика, это медосмотры, прививки. У старших – школа, детский сад. Масса забот. Но если кому-то остро нужна помощь, обязательно включаюсь.

Помню, как закрыли сбор на химиотерапию для Юли, Денису – на спецпитание, Саше и Алине – на реабилитацию. Результат всегда радует: ты пригодился, вовремя оказался рядом, сделал что-то полезное.

Чего не хватает железногорским волонтерам? Было бы здорово, если бы в городе был благотворительный центр творчества, где проводились бы выставки-продажи рукотворных работ местных жителей или аукционы, а деньги переводились бы нуждающимся. В городе много талантов. Такой центр был бы и досугом, и примером добровольчества. 

Если бы люди стали активнее!

Антон Иванников, 31 год. Работает дежурным электриком на МГОКе. Волонтером стал пять лет назад.

— С добровольчеством меня познакомил нынешний руководитель группы внешних социальных программ МГОКа Николай Ключников. Я стал общаться, вникать, участвовать в акциях. Самая первая – семейный фестиваль в парке. Мы с ребятами проводили тогда конкурсы, игры, квесты для детей. Основной посыл был – чтобы родители и их сыновья, дочки активно проводили время на природе. 
За пять лет чего только не было! Мы делали ремонт в квартире незрячего инвалида, приводили в порядок улицы, оборудовали пандусы в подъездах. Иногда мероприятия следуют друг за другом – раз в неделю. Волонтерство стало частью моей жизни.

Случались трогательные моменты. Из последних – визит в приемник для передержки брошенных собак. Я снимал о них видеоролик для соцсетей – чтобы привлечь внимание людей к проблеме, найти у них отклик.

Железногорску, на мой взгляд, не хватает отзывчивости. Хочется, чтобы добровольчество объединяло не несколько десятков или сотен людей, а тысячи. К сожалению, горожане больше любят давать советы, а не совершать реальные поступки. Было бы здорово, если бы народ стал активнее и отзывчивее.

Не помешают обучающие программы

Светлана Мугалева работает секретарем в АО «КМА­Энергосбыт». К волонтерскому движению присоединилась сравнительно недавно.

— С чего для меня началось добровольчество? С пандемии коронавируса. Когда город ушел на удаленку, я услышала, что в Железногорске появились люди, помогающие пенсионерам – покупают для них продукты, лекарства. Я узнала об этом от волонтера МГОКа Дмитрия Бузыкина. Он познакомил меня с другими активистами. Тот момент и стал отправной точкой.
За три года я участвовала в разных акциях. В позапрошлом году мы, например, убирали береговую линию водохранилища. К Дню Победы всегда с ребятами приводим в порядок памятники, поздравляем ветеранов Великой Отечественной войны. На Новый год ходили с подарками к детишкам, которые писали письма на «Елку желаний». Занимаемся благоустройством городских улиц. Я сама участвую в таких мероприятиях, вдохновила примером своих детей. Сыну 22 года, дочери 25.

Недавно мы помогали бабушке из 12 микрорайона, у которой сгорел балкон. Волонтеры бросили клич в социальных сетях, неравнодушные железногорцы выехали группой на место. Чистили помещение, готовили его к ремонту.

В нашем городе много волонтеров. Есть те, кто занимаются бездомными животными. Те, кто помогают пожилым людям и малоимущим семьям. Те, кто ухаживают за памятниками военнослужащим. Есть волонтеры­доноры. Сейчас много групп, собирающих «гуманитарку» для беженцев. Все эти люди – разные, но их объединяет желание изменить Железногорск к лучшему.

Самая памятная акция лично для меня – восстановление братской могилы в селе Пальцево. Там же мы своими силами и силами АО «КМА­Энергосбыт» обновили музей и библиотеку. Очень горжусь этим.

Мне кажется, волонтерам нашего города не хватает обучающих программ. Чтобы опытные активисты рассказывали начинающим, как устроено добровольчество. В прошлом году мы, к примеру, были в ЖГМК и объясняли студентам, что такое донорство. Ребятам было очень интересно. Не хватает как раз таких встреч. Здесь есть ресурсы и возможности

Здесь есть ресурсы и возможности

Алина Оленина, 22 года. Педагог дополнительного образования Центра детского творчества, Школы полезного действия. Участница волонтерского движения.

— Еще несколько лет назад не было такого понятия, как «волонтер». Мы просто делали добрые дела. В основном, для детей из домаинтерната. Это уже потом стало понятно, что существуют разные виды добровольчества, каждый имеет свои название и правила. Это и культурное волонтерство, и социальное, и инклюзивное. 
Мой первый опыт? Это был долгосрочный проект Школы полезного действия, адресованный детям из дома­интерната. Он назывался «Сердцем к сердцу». Мы плотно сотрудничали с учреждением в Новоандросово и центром социальной помощи семье и детям. Это были и мастер­классы, и концерты, и игры. Мы взаимодействовали на протяжении двух лет. Каждого ребенка знали по именам, с каждым хорошо общались. Помню, как четырехлетняя Арина с ограниченными возможностями здоровья, когда нас видела, всякий раз кричала: «Мастер­класс приехал». Она всех волонтеров так и называла – «мастер­классами» вместо имен. Замечательная девчушка, светленькая как ангелочек. Арина больше всех запомнилась.

Мы общались с детками очно и в соцсетях. Переписывались, отвечали на их вопросы. Ребята из ШПД до сих пор поддерживают связь с подопечными, теперь уже выпускниками.

Помню, как поначалу мамы и папы школьников настороженно относились к волонтерству: «Да зачем это нужно и кому? Незачем отвлекаться от учебы». Не всем было понятно, что к чему. Со временем отношение к добровольчеству изменилось. В наши дни и государство его активно поддерживает, выделяет какие­то ресурсы. Сегодня у молодых активистов есть волонтерская книжка, дающая баллы при поступлении в вузы. Люди изменились, и их сознание тоже. Оказалось, что делать хорошие вещи не так уж сложно. Посмотрите, как охотно люди собирают продукты, обувь, одежду для беженцев из Украины, как объединяются, чтобы убрать дворы. Волонтерство делает людей открытыми, дружелюбными, эмпатичными.

Железногорским добровольцам не хватает коммуникации между группами, какого­то координационного центра, который бы объединил всех волонтеров. Допустим, в данный момент нам нужны культурные волонтеры, завтра – спортивные, послезавтра – инклюзивные. Чтобы люди не соперничали друг с другом, а действовали в связке. Чтобы взрослые могли передавать опыт детям. Еще прямо сейчас городу не хватает инклюзивных взрослых волонтеров. Дети же не могут помочь людям с инвалидностью спуститься в коляске с верхнего этажа на нижний. Бывают ситуации, в которых нужна поддержка именно мужчин и женщин.

Но в целом волонтерство у нас развито. Я даже когда была в Москве на разных форумах и рассказывала жителям других регионов о железногорском опыте, люди удивлялись: «У вас есть все ресурсы и возможности». Посмотрите, сколько у нас грантовых конкурсов, позволяющих реализовать свои проекты, идеи. Это круто! Наш город идеален для инициатив.

АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор газеты.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент.

Ведет рубрики: Образование, Культура

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.

Ведет рубрики: Социальная, Медицина.

Связаться через:

Светлана Романчикова

Корреспондент.

Ведёт рубрики: Потребитель, Социальная.

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ