Родная кровь

анна бессарабова
1 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
2 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
3 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
4 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
5 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
6 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
7 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
8 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
9 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
10 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
11 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов
12 из 12 изображений
Родная кровь
© фото: никита бессарабов

Татьяна Соколова и Сергей Букреев – приемные родители двух мальчишек-подростков. Братья попали в семью щуплыми, худенькими. А сейчас оба – богатыри, «мамина радость».

Пока мы переобувались в прихожей, Татьяна Михайловна наводила лоск в гостиной – последние штрихи, Сергей Васильевич кормил попугая Кнопку: «Целыми днями ругается на своем птичьем. Может, хорошо, что ни звука не понимаем». Сережа-младший крутился перед зеркалом – собирался к друзьям на день рождения. А его брат Максим досматривал «ужастик» и ворчал на киногероев: «Бестолочи, куда вас несет?! Прямо к монстру. Как можно быть такими глупыми?».

С появлением корреспондентов в квартире стало тихо – даже попугай замолчал.

— Не знаем, о чем вам рассказать. В городе так много приемных семей. Наша, наверное, - не совсем типичная. Мы же с мужем воспитываем собственных племянников. Моя сестра тяжело болела. Несколько лет промучилась. Рак. В последние годы не вставала – парализовало. А у нее трое сыновей. Бабушка их подняла. Но бабуля – старенькая, слабая, поэтому после похорон Нади двоих ребят забрали мы, а самого маленького - другая сестра. Нас у мамы шесть человек, — объясняет Татьяна Соколова.
Татьяна Михайловна вспоминает, жизнь до того, как получили статус приемных родителей. Сын Эдик вырос, устроился на работу, купил дом в Дерюгино. Квартира опустела.

— И деньги были, и в комнатах – уют. Полная свобода: хочешь, с друзьями встречайся; хочешь, на природу поезжай, отдыхай. А я изводила и себя, и Сергея: для кого все это? Тяжко одним. Второго ребенка мне Бог не дал, как ни просила. Видимо, не судьба. Только всегда чувствовала: детки еще будут, — признается женщина.

Постоянная тревога

Ухаживая за больной сестрой, Татьяна Михайловна привязалась к ее сыновьям. Максиму было 12 лет, Сереже – 10. Младший, по словам Соколовых, - сердечник. Врачи предупреждали: у парнишки нарушение сердечного ритма, это серьезно. Худенький, весил всего 29 кг. Потому органы опеки и порекомендовали семье разделить ребят с младшим братом: «Вам и с двумя будет трудно, к тому же в вашей хрущевке тесновато».

Через годы приемная мама соглашается: правильно решили, специалисты понимали, что растить подростков – большая ответственность. Так и вышло: оба мальчика ходят во вторую школу, требуют времени, сил и внимания. Сергей – крепкий, спортивный. Максим – активный, открытый: стихи со сцены читает, песни поет. Год назад выступал в Курске – участвовал в гала-концерте. Ему бы в театральное училище после выпускного пойти, а он мечтает о профессии кулинара.

Сама Татьяна Михайловна – бывший зоотехник. Ее муж – горняк с 27-летним стажем, водитель дрезины. Когда называем их прирожденными педагогами, смущаются: «Само собой все получилось».

— Знаете, как я первые месяцы за мальчиков боялась. Что потеряются в городе, заблудятся. Пару недель гуляла вместе с ними. Следила, чтобы их никто не обидел. И до сих пор переживаю. Если за окном смеркается, а они не спешат возвращаться, места себе не нахожу. Тревога постоянная… Не скрою, хотелось, чтобы ребята были, как мы с мужем. А тут другие скорость, поступки, образ мысли. Привыкали, — улыбается Татьяна.
Детям тоже было сложно. Максим говорит, что часто видел во сне маму: «Днем о ней не думал – некогда, а ночью закрывал глаза – и вот она, больная, уставшая, с осунувшимся лицом».

— Тетя Таня и дядя Сергей – родные люди. Всю жизнь их знаем. Поэтому, когда они сказали, что забирают нас из деревни к себе, в Железногорск, мы обрадовались. Как в другом мире оказались: высокие дома, много людей, спортивные площадки повсюду. Они нас с Максом на озеро водили, на Черное море возили. Обалдеть! — вклинивается в беседу Сережа.
Татьяна Михайловна его поправляет: «Ну, ты и слово выбрал. Они с братом – мастера разговорного жанра. Помню, еще сестра была жива, к нам пришел гость и протянул Максиму руку для знакомства, тот и представился: «Максим, восемь лет, не женат, детей не имею». Они у нас такие. Говорливые».

Главный мужчина

Сергей Васильевич вырос в обычной, не многодетной, семье: «У мамы были я да брат». Тем не менее из него, по утверждению жены, получился прекрасный приемный папа: «Я-то склонна к панике: беспокоюсь по любому поводу, а он никогда не нервничает, не суетится. Само спокойствие».

Дядя Сережа – главный мужчина в доме: учит детей бытовым премудростям, делает с ними уроки, дает полезные советы. Авторитет и для мальчишек, и для супруги.

Спрашиваем у Сергея Васильевича и Татьяны Михайловны, не ревнует ли их к подросткам старший сын Эдуард, которому сейчас 26 лет.

— Ревнует. Иногда что-то такое, едва уловимое, замечаю. Но стоит им войти в детскую, как начинается хохот. Сидят вместе, общаются, смеются. Для младшего Эдик – вообще идеал. Максим заявляет, что когда вырастет, станет поваром, а Сережка твердит: «Буду вторым Эдиком», — гордится детьми Татьяна.
Парни – отличные помощники. И дома следят за порядком, и в деревне они мастера на все руки. Семья недавно купила избу, взяла 50 соток. Тогда и выяснилось, что Сергей умеет, например, косить траву лучше взрослых, а Максим – рубить дрова. Оба хозяйственные.

Все изменилось

За три года жизнь Соколовых кардинально изменилась: «Перестроились графики и расписания. Поменялись привычки и друзья. С нами остались самые надежные и близкие люди. Это совершенно другой этап. Все посвящено детям».

Татьяна Михайловна любит, когда ее «пацанята приходят домой с занятий и каждый тараторит, как прошел его день»:

— Погружаюсь в мешанину из оценок, впечатлений, новостей. Энергия кипит! И когда из деревни приезжаю, дети кидаются на шею, целуют. Мгновения счастья. Нет ничего лучше. Приемная семья – это не геройство. Это труд. С ребятами я почему-то стала добрее и сентиментальнее. Слезливая теперь до невозможности. Если по телевизору вижу сюжеты про обиженных малышей - реву. Больно за них. 
Соколовы не только приемные родители Максима и Сергея – они их крестные. Крестили парней задолго до болезни их мамы.

Татьяна Михайловна поддерживает связь с другими железногорскими приемными семьями: «Учусь у них, схватываю что-то новое». И пусть мальчишки называют ее тетей Таней, а не мамой, они для нее – родная кровь.

Однажды, когда ребята только переехали в город и впервые вышли во двор без взрослых, один из местных подростков крикнул вслед Сереже: «Эй ты, детдомовец».

— Сережка подрался. А я ему потом прошептала на ушко: «Люди разные. Не надо ни на кого злиться. Знай, что вы с Максимом – наши. И всегда такими будете. У вас есть мама и папа», — пересказала старую историю Татьяна Соколова.

АВТОРЫ
Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор сетевого издания

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.
Ведет рубрики: Социальная, Медицина. 

Связаться через:

никита бессарабов

Корреспондент.
Ведет рубрики: Молодежная, Спорт.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент
Ведет рубрики: Образование, Культура

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ