О неизвестной стороне Железногорска

никита бессарабов
1 из 2 изображений
О неизвестной стороне Железногорска
© фото: никита бессарабов
2 из 2 изображений
О неизвестной стороне Железногорска
© фото: никита бессарабов

Начальник ОКОН МО МВД России «Железногорский» Алексей Назаренко рассказывает о проблеме наркотиков в городе, оперируя не цифрами и многословными отрывками из законов, а реальными историями людей, жизнь которых могла сложиться намного лучше, если бы не одно неверное решение. Но начнем мы все же со статистики.

- С 1 января мы поместили в СИЗО до решения суда 13 человек, из них четверо – граждане Узбекистана. В 2020 году задержали 16. Я сейчас говорю о тяжких и особо тяжких преступлениях – о сбыте наркотических средств. О наказаниях за них поговорим позже. 

Есть и другие статьи. Например, надписи с рекламой наркотиков и магазинов – это административное нарушение. Статья 6.13 КоАП – пропаганда наркотических средств, подразумевает штраф до 5 тыс. руб. За потребление предусмотрена административная ответственность - от 4 тыс. руб. штрафа до 15 суток ареста. Такое же наказание нарушитель понесет за хранение наркотиков. Однако оно может быть и более жестким - это зависит от массы вещества.

Статья 6.9.1 – уклонение от диагностики и лечения в медицинских учреждениях – от назначенных судом обязанностей. Здесь нарушителю также грозит административный штраф от 4 до 5 тыс. руб. или административный арест до 30 суток.

- Часто ли бывает, что люди – бывшие наркоманы – попадаются повторно?

- Работаю с 2011 года и нередко слышал от самих наркоманов фразу: «бывших не бывает». И это правда. Редко случается, чтобы человек завязал. Был в городе один персонаж. Ходил, всем рассказывал, какой он волевой, какой хороший. Да, он сидел на системе, а потом долго не употреблял. Но сейчас, спустя 10 лет, снова начал.

И у них нет выхода. Если стали потребителями, нужны деньги. Пока родители не знают, берут у родителей. Потом просят у дедушек и бабушек. Потом начинают воровать.

Вообще я считаю, что крупные магазины с плохой охраной в каком-то смысле спасают граждан от уличной преступности. Наркоманам нужно где-то брать деньги. Не будь крупных торговых сетей, они шли бы на разбой.

Как альтернатива воровству появляется выбор стать закладчиком. Это «халява» – можно потреблять и зарабатывать деньги. Но, как показывает практика, средняя продолжительность карьеры кладмена – один месяц.

По сути, это пушечное мясо. У организаторов наркобизнеса одна задача – продать товар. Если одного закладчика «хлопнут», найдется другой. Но в последнее время я замечаю, что в нашем городе многие задумываются. Идет спад людей, которые хотят этим зарабатывать.

- Боятся уголовной ответственности?

- Те, кого мы привлекаем за хранение наркотиков, рассказывают, что им поступают предложения устроиться закладчиками. Но они не решаются. Самое маленькое наказание за незаконный сбыт наркотиков в моей практике – три года. Столько дали несовершеннолетнему, студенту ЖГМК.

А в 2016 году, к примеру, судили молодую пару. У них было свыше килограмма синтетического вещества. Ему дали 11,5 лет, ей – 7 лет без отсрочки. Она родила, пока шел суд, побыла с ребенком месяц или два и отправилась отбывать наказание. Сидит до сих пор.

Средний срок, который у нас дают за распространение наркотиков – 6-7 лет. Если брать опыт Орловской области, то там наказывают жестче. Пару лет назад молодой человек, житель Железногорска, угостил девочку. Она попала в реанимацию. Дело было на территории Дмитриевского района.

У девочки изъяли сверток. Она объяснила, где достала. Молодой человек, естественно, был «в отказе». В его квартире провели обыск – изъяли наркотики. Небольшую партию – три или четыре грамма. До последнего не признавал вины, и суд дал ему 11,5 лет.

- А управляющее звено, «менеджеры» наркобизнеса в Железногорск, наверное, не приезжают? Их никак не накажешь?

- Как показывает практика, владельцы интернет-магазинов находятся даже не на территории Российской Федерации. У них свои правила безопасности. Операторы могут находиться в Таиланде.

Однако бывает и так, что жители города сами организуют магазины путем изготовления тайниковых закладок. В 2015 году была задержана семейная пара – одни из первых, кто открыл на территории города магазин по продаже наркотиков.

- Вы общались с большим количеством наркоманов. Как выглядят последствия употребления наркотических средств?

- Вещества есть очень разные, но зависимость вызывают всегда. Психологическую, например. Допустим, едут в машине обычные люди. Так сказать, «не растаманы» (представители субкультуры, где поощряется употребление наркотиков. – Ред.). Они просто общаются на общие темы. У «растаманов» же даже разговор клеиться не будет, если они не употребят. Люди перестают получать удовольствие от элементарных вещей. Им постоянно нужен допинг.

Употребление некоторых наркотиков чревато физиологической зависимостью, ломками. Человеку очень плохо. Это нельзя описать – просто надо видеть.

Есть вещества, вызывающие серьезные психологические проблемы. Появляются фобии. Я знаю одного человека, у которого была навязчивая идея, что его слушают сотрудники полиции. В его комнате все обои были ободраны, розетки вывернуты – жучки искал. Наркоманы это называют «на шизе». Насколько я знаю, его родители потратили уйму денег на реабилитацию. Но теперь он боится выходить на улицу, потому что знает, что встретит старых друзей и не откажется.

- Вы заговорили о реабилитации. Как заставить человека отказаться от наркотиков?

- Пока человек сам не захочет, ничего не сделаешь. Один мужчина пробыл у нас в ИВС (изолятор временного содержания. – Ред.) около 15 суток. После этого его отправили в наркологическую больницу на 2-3 недели. И что вы думаете? Как только приехал домой, он сразу же употребил.

На территории Курской области есть реабилитационный центр. Но важно помнить: чтобы помочь наркоману, его нужно пролечить медикаментозно. То есть снять зависимость, убрать ломку. Для этого применяют медицинские препараты. Только после лечения люди могут отправляться в реабилитационные центры. Сюда нельзя привозить прямо из дома. Это на самом деле очень опасно.

И дорого. Месяц лечения стоит 40 тыс. руб. А средний курс реабилитации – от полугода и выше. Есть бесплатные программы. У нас работает АНК – антинаркотическая комиссия. Но деньги выделяются только на один месяц.

Много случаев, когда родителям кажется, что надо отправить чадо не в реабилитационный центр, а в деревню. Одна мама выслала сына в Дмитриев из Москвы. Учился нормально, но подсел на наркотики. Женщина решила, что в деревне парень избавится от привычки. Но в итоге молодой человек сейчас сидит за сбыт.

- Получается, что действительно от хранения ты со временем с большой вероятностью перейдешь к сбыту?

- Многие неправильно понимают, что такое сбыт. На самом деле это в том числе безвозмездная передача вещества от одного лица к другому. То есть, предположим, вы купили, употребили, вам «хорошо», а мне – вашему другу – плохо. Вы меня угостите? Ну так, по-братски? Это сбыт. Если меня поймают, сотрудники ППС задержат со сверточком, я обязательно расскажу, кто мне его дал. И у вас будет 228 статья Уголовного кодекса, в среднем – полтора года лишения свободы.

Употребляют наркотики, как правило, в компании. Все друг друга угощают. Сегодня у кого-то есть деньги, и он становится сбытчиком. В следующий раз есть у другого. Раньше была такая вещь – десять заповедей растамана. Одна из них звучала примерно так: «Угости ближнего своего, ибо когда у тебя не будет, тебя угостят».

Получается, что любой потребитель в это же время еще и сбытчик. Он в любой момент может попасться на хранении и сбыте. Как только ты взял в руки наркотики, на тебе уже висит 2-3 уголовных статьи.

- Вы рассказываете столько историй. Вы наблюдаете за теми, кого задерживали? Как вы узнаете, что сейчас происходит в их жизни?

- Я хожу по городу, и со мной здоровается очень много людей. И это не только сотрудники. Это наркоманы, те, кого я ловил. Да, можно сказать, что я знаю больше зависимых, чем обычных людей. И мне известно, чем они живут.

Среди них есть женщины, пусть и немного. У слабого пола с наркотиками отношения сложнее – это как женский алкоголизм. Если жена начинает употреблять, шанс, что семья «соскочит», минимальный. Знаю супружеские пары, которые сидят на наркотиках много лет. Живут от дозы к дозе.

Вы ходите по улице. Вам кажется, что все нормально. Я вижу другую жизнь, другой город. Поломанные судьбы, мрачную, неблагополучную сторону Железногорска.

Смотрю, например, на семьи наркоманов, на их детей. Знаю, что вот эта девушка употребляла, когда была беременна. И думаю – какое поколение вырастет? Мне остается только наблюдать.

- А вам когда-нибудь предлагали наркотики? Может быть, в молодости?

- Нет. Я рос в деревне. У меня этого не было. Я иногда думаю, почему так. Учился в Большесолдатской средней школе. Нам не читали лекции о вреде наркотиков, и они меня не интересовали.

Я работаю с 2011 года. В 2012-м приехал в Железногорск из Курчатова. В начале моей службы еще существовали притоны. Помню эти ощущения, когда ты заходишь внутрь, видишь людей, у которых гниют конечности, когда при этом еще бегают дети, стоят маленькие кроватки.

Сейчас в городе нет помещений с едкими запахами и этими страшными картинами. Наркоманы сами не варят зелье. Но в то же время я считаю, что они деградировали: украл деньги, купил, употребил. Страшно, что добыть наркотики стало проще. Деградация. Другим словом это никак не назовешь.

- У вас есть дети? Говорите с ними о наркотиках?

- Когда старший сын звонит, спрашивает, где я, время от времени отвечаю: «Я в лесу». На что он мне: «А, опять свои закладки ищешь!» Я бы очень не хотел, чтобы их касалась эта тема. Потому что это страшная вещь.

Обычно несовершеннолетние занимаются рекламой, наносят граффити на стены, но затем вовлекаются как потребители. У нас зачастую нет контроля со стороны родителей. Взрослые пропадают на работе. Дети предоставлены сами себе.

Смотрел как-то фильм «Меня это не касается». Преподаватель решил написать про жизнь наркозависимых. Ездил по городам, брал интервью, собирал истории. А в это время его собственная дочь стала наркоманкой. Жизненный фильм. Многим папам и мамам советую посмотреть.

АВТОРЫ
Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор сетевого издания

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.
Ведет рубрики: Социальная, Медицина. 

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент
Ведет рубрики: Образование, Культура

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ