Аутизм: знать врага в лицо

Екатерина Радионова
1 из 7 изображений
Аутизм: знать врага в лицо
© фото: ru.freepik.com, из архива героев публикации
2 из 7 изображений
Аутизм: знать врага в лицо
© фото: ru.freepik.com, из архива героев публикации
3 из 7 изображений
Аутизм: знать врага в лицо
© фото: ru.freepik.com, из архива героев публикации
4 из 7 изображений
Аутизм: знать врага в лицо
© фото: ru.freepik.com, из архива героев публикации
5 из 7 изображений
Аутизм: знать врага в лицо
© фото: ru.freepik.com, из архива героев публикации
6 из 7 изображений
Аутизм: знать врага в лицо
© фото: ru.freepik.com, из архива героев публикации
7 из 7 изображений
Аутизм: знать врага в лицо
© фото: ru.freepik.com, из архива героев публикации

2 апреля – Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма.

На сегодняшний день аутизм - довольно распространенный диагноз в психиатрии. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, число людей с расстройством аутистического спектра (РАС) неустанно растет, если в 2015 году аутизм диагностировали у каждого 88-го ребенка в мире, то в 2022 - у каждого 54-го. Статистика пугает. Но что стоит за сухими цифрами, как живут люди с РАС, о чем мечтают, чем отличаются от нормотипичных, какие первые звоночки аутизма?

В этих и других вопросах разбирались вместе с врачом-неврологом медицинского центра «Доктор кидс» Олесей Лоцмановой и мамами, воспитывающими детей с РАС Мариной Ильиной и Наталией Рожковой.

Дети бывают разные…

Говорят, если вы знаете одного ребенка с аутизмом, это не значит, что другие дети-аутисты будут на него похожи. С этим мнением согласна детский невролог Олеся Лоцманова. Врач считает, что все люди с расстройством аутистического спектра - разные.

— Некоторые с удовольствием обнимаются с родителями, другие наоборот - моют щеку с мылом после поцелуя близкого человека, третьи – зависают на бегущей строке в телевизоре, четвертых - телевизор вообще не интересует, им нравятся книги. Аутисты, как и все люди, - разные. Но есть то, что их объединяет – проблемы во взаимодействии с внешним миром.
По словам Олеси Лоцмановой, таким детям тяжело найти общий язык со сверстниками, они как бы в группе детей, но все же в стороне. Им тяжело понимать эмоции других людей, что также тормозит процесс общения. Ученые не придумали чудо-таблетки, которая решит проблему аутизма. Но есть прекрасные коррекционные методики, которые помогут развивать сильные стороны людей с РАС и частично скомпенсировать слабые. Родителям стоит запастись силами и терпением, чтобы адаптировать малыша с аутизмом к реалиям современной жизни.

Врач отмечает, что уже в 1,5 года жизни ребенка родителей должны насторожить такие симптомы:

  • Малыш плохо реагирует на обращенную к нему речь, например, не откликается на свое имя, не выполняет простые просьбы, не следует простым инструкциям.
  • Речь развивается с задержкой. Нарушен процесс имитации действий взрослого. Или наоборот дети начинают говорить согласно возрасту, но их речь не имеет отношения к диалогу. Они могут повторять услышанные слова и даже целые фразы из любимых мультфильмов, сказок, говорить голосами мультяшных героев, но не могут ответить, как их зовут.
  • Нет указательного жеста, не развивается сюжетно-ролевая игра. Игры отличаются цикличностью, стереотипностью и однообразием.
  • Дети с РАС могут проявлять интерес к заучиванию алфавита и цифр (часто английских). Лепить их из пластилина, рисовать, постоянно разглядывать. Причем этот интерес настолько сильно зациклен, что попытка переключить внимание ребенка на кукую-либо другую игру вызывает у него стресс (сильный плач и даже истерику).
  • Некоторые дети крайне избирательны в еде. Например, едят продукты только определенного цвета или консистенции.
  • Часто у детей с РАС появляются повторяющиеся стереотипные движения: бег по кругу, раскачивания, кружение, взмахи руками, потряхивание руками или пальцами перед глазами.

— Симптомокомплекс очень разный, поэтому диагноз аутизм не может быть установлен лишь по одному или двум симптомам. Необходимы консультации смежных специалистов: детского психиатра, невролога, сурдолога, медицинского психолога, логопеда-дефектолога. Клинический диагноз может поставить только врач-психиатр после проведенной лабораторно-инструментальной диагностики, — подчеркнула Олеся Лоцманова.

А еще она советует не занимать позицию страуса и не прятать голову в песок. Если у вас возникли хоть малейшие подозрения, обратитесь за помощью. Чем раньше будет начата медикаментозная и коррекционная терапия, тем больше шансов скомпенсировать нежелательное поведение и пробелы в психическом развитии особенного ребенка.

С врачом согласились родители детей с РАС. Первой своей историей поделилась горожанка Наталия Рожкова.

На скале успеха

Десять лет назад Наталия родила своего первенца.

— Носила тяжело, отекали ноги. Помню, как на последних месяцах беременности поднималась на четвертый этаж. Уговаривала себя: «Вверх, Наташа, верх, уф». А потом родился Тимоша и все трудности потихоньку забылись.
Ребенок рос и развивался, как и все дети. Молодая мама не замечала отставания в психическом и речевом развитии. А может, не хотела этого делать. Подумаешь, ребенок в два года не говорит ни слова. Наташу подбадривали близкие и рассказывали вдохновляющие истории. О том, что у соседки сын в пять лет заговорил и два института окончил. А вот у одной женщины сын до семи лет молчал, как рыба. А потом как стал председателем колхоза, передовиком, хозяйственником.

От таких рассказов становилось хорошо. Хотелось верить. Но червячок сомнения ежедневно разъедал уверенность в том, что Тимоша – обычный малыш. Сомнения подтвердили врачи в Курске, Орле и Железногорске: расстройство аутистического спектра. Началась борьба за будущее мальчика. Сегодня Тимоша – ученик, он бегло читает, пишет, успешно усваивает программу коррекционной школы. Кроме того, научился плавать, стрелять из лука, покорил скалодром.

— В три года мы попали на реабилитацию в «Зорюшку». В борьбу вступили профессионалы своего дела – логопед Анна Оголяр и медицинский психолог Ольга Булыгина. Низкий поклон этим специалистам. Именно они помогли запустить речь, научили взаимодействию с ребенком. По правде, научили всему. Без них у Тимофея не было бы и половины из тех умелок, которые есть сейчас.
А что же сама Наталия? Отдала ребенка в руки специалистов и забыла? Нет. Ежедневно оттачивала она полученные рекомендации дома. Учили с ребенком цвета, формы, размеры, отличали фрукты от овощей, находили на картинке четвертый лишний. Думаете, легко? Попробуйте объяснить ребенку с аутизмом, что два меньше трех. Тяжело. А Наталия смогла, и ее прямая заслуга, что сегодня Тим – классный малый со своими увлечениями.

Одно из любимых его занятий - скалолазание. Тимофей, как и полагается всем спортсменам, собран и нацелен на результат. Наталия теперь подбадривает сына: «Вверх, Тимоша, вверх, уф!» С высоты мальчик отправляет маме воздушные поцелуи.

— Сегодня я могу сказать, что горжусь своим сыном. Понимаю, Тим навсегда останется ребенком. Нельзя скомпенсировать все. Мозг не резиновый. Но при своевременной и правильной коррекции можно добиться многого. 
И хочется верить, что на пути Рожковых будут встречаться только понимающие люди, готовые подать руку помощи на подъеме, а не безразлично смотрящие свысока. Ведь свой жизненный путь эти двое преодолевают на тяжелой скале испытаний. И честное слово, по ней тяжелее двигаться вверх.

Путь без конца

Горожанка Марина Ильина поделилась историей младшего сына Степана.

— Я подумала, а вдруг наша история кому-то поможет. Поэтому постараюсь вспомнить все звоночки аутизма.
Марина рассказала, что Степан появился на свет в августе 2010 года. Глазастый, веселый, пухленький, подвижный. В семье он младший ребенок, разница в возрасте со старшим сыном небольшая, поэтому Марина сразу обратила внимание на отставание в развитии.

Отсутствовали речь, указательный жест, навыки самообслуживания. Был страх всего нового, самоагрессия, однообразные игры, проблемы со сном, отстраненность на детских площадках, лежание на полу в магазинах, боязнь стричься и купаться, не хотел получать внимание от близких.

Ильины засуетились. Прошли местных неврологов, вердикт:

— Ничего страшного, ждите. 
Подождали ещё шесть месяцев – поняли, что больше нет времени, стали обращаться в областные больницы. А там – непонятные, на тот момент диагнозы, их было очень много и, к сожалению, у каждого врача был свой, отличающийся от предыдущего. Это запутало ещё больше.

Материнское сердце подсказывало: уходит драгоценное время… Тогда Ильины отправились в известный московский Центр «Логомедпрогноз», там Степану поставили аутизм.

Начался реабилитационный путь.

Марина знает, что у этого пути есть начало, но нет конца. Особенный человек, остаётся особенным всю жизнь. Сегодня Степа – дисциплинированный, талантливый молодой человек. Парень прекрасно рисует, хорошо плавает, любит пешие прогулки, музыку.

— Хочу посоветовать всем, кто столкнулся с диагнозом аутизм - как можно скорее искать хороших коррекционных специалистов, не жалеть себя, выполнять рекомендации и верить в лучшее, — сказала Марина.
А лучшее, как известно, впереди. В добрый путь, Ильины, в добрый путь.

Если возникли сомнения в психо-речевом развитии ребенка, предварительно пройдите бесплатный краткий тест-опросник M-CHAT-R. Для этого наберите в поисковике название теста. Результаты опросника позволят определить риск развития аутизма и не упустить драгоценное время.


АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ