«Он называет меня Мариичкой 64 года»

анна бессарабова
1 из 5 изображений
«Он называет меня Мариичкой 64 года»
© фото: анна бессарабова, из личного архива семьи басовых
2 из 5 изображений
«Он называет меня Мариичкой 64 года»
© фото: анна бессарабова, из личного архива семьи басовых
3 из 5 изображений
«Он называет меня Мариичкой 64 года»
© фото: анна бессарабова, из личного архива семьи басовых
4 из 5 изображений
«Он называет меня Мариичкой 64 года»
© фото: анна бессарабова, из личного архива семьи басовых
5 из 5 изображений
«Он называет меня Мариичкой 64 года»
© фото: анна бессарабова, из личного архива семьи басовых

В мае Мария Афиногеновна и Михаил Григорьевич Басовы отметили 64-летнюю годовщину совместной жизни.

— Здравствуйте! — Михаил Григорьевич распахивает дверь уютной квартиры. Встречает гостей широкой, открытой улыбкой.
Его жена Мария Афиногеновна хлопочет, ищет тапки поудобнее: «Не замерзнете? У нас холодновато».

На столе в гостиной лежат старые альбомы. На пожелтевших фотографиях – старшие Басовы. Молодые и смеющиеся – сразу после свадьбы. Серьезные, но не строгие – после рождения детей. Седые и не скрывающие нежности по отношению друг к другу – на 60-летии со дня свадьбы.

— Мы сами не верим, что столько лет вместе. Некоторые люди столько и не живут даже: 64 года! Повезло, не иначе, — разводит руками Мария Афиногеновна. А ее муж согласно кивает: «Конечно, повезло».
Седовласые супруги разглаживают, бегло рассматривают старые портреты и рассказывают свои истории. Две повести, которые однажды стали общей…

Мария Басова родилась в селе Клевень Хомутовского района. У ее мамы было девять детей. Двоих похоронили. В детстве Маши не было красивых игрушек и ярких праздников.

— Война. Мы росли среди горя и бед. В селе то немцы, то партизаны. День – одни, ночь – другие. Рядом шумели брянские леса. Мы же три года провели в оккупации. Тяжкое время. Брат Сережка ушел к партизанам. Ему еще 17 лет не было, — вспоминает Мария Афиногеновна.
После войны она училась. В Хомутовку, в школу, ходила пешком – 12 километров туда, 12 обратно. Из-за бедности вынужденно бросила учебу и отправилась работать птичницей…

А Михаил вырос в поселке Покровский, неподалеку от Клевеня. В его семье было шестеро детей. Двое умерли.

— Я круглый сирота. Отец отправился на фронт в 1941 году и под Смоленском погиб. Мама в 1944-ом умерла от тифа. Остались мы с сестрами без родителей: ребятишки 2, 4, 11 и 13 лет. Старшая нам за мать была. Мы с Марийкой ходили в одну школу. Летом, на каникулах, я работал в колхозе. С 10 лет. Когда немцы отступали – ни одной хаты не оставили, все сожгли. Семьи жили в погребах. После войны люди возвращались на родину – дома строили. А у нас некому возвращаться. Тогда колхоз соорудил нам избенку – 5 на 4 метра. Окошечки малюсенькие. Там мы и жили, — старается, чтобы собеседники не заметили его слез, Михаил Григорьевич.
Он учился отлично, закончил 7 классов с похвальной грамотой, поступил в Курский строительный техникум. Но через полгода его бросил – денег не было на дорогу и обеды. Совсем юным устроился в колхоз.

Встретились Миша и Маша не как в кино. Парень возил с бригадой дрова на птичник. Пока разгружали, молодой человек поглядывал на стройную, симпатичную девушку.

— Там я окончательно в нее влюбился. Мне 18-ти еще не исполнилось. Мариичка чудесная была. Ладная, фигурка точеная. Писаная красавица. Отличалась от всех девчонок. И характер – прелесть. Никак у меня из головы и сердца не шла, — продолжает Михаил Григорьевич.
Мама и отец Марии такого жениха не одобрили. Предупреждали: «Ты же за всю его семью отвечать будешь. Представляешь, сколько забот на свои плечи взвалишь. Вставать чуть свет, корову доить, печку топить, обо всех хлопотать».

Но Михаил оказался настойчивым. Менять своего решения не захотел.

— Он все ходил за мной и ходил. Девчонки за ним табунами бегали. А его ко мне тянуло. Только старшая сестра Александра однажды посмотрела на Мишу в окно, пока он с моим папой сидел на скамеечке разговаривал, и подбодрила: «Держись за него. Другого такого не найдешь. Не упускай». И что?! Мать и отец ни в какую, а я согласилась. Сестра не ошиблась. Миша - лучший муж на свете. Лучше не сыскать, — уверена Мария Афиногеновна.
Влюбленные поженились 16 мая 1958 года. А осенью Михаила призвали в армию. В морфлот.

— Повестка была как гром среди ясного неба: ба-бах! Меня забрали в моряки на четыре года. Марийка осталась ждать в нашей тесной избушке. Через полтора года я на 40 дней в отпуск приходил. Потом снова уехал. И никто из нас не изменил, не предал. Хотя мог бы, наверное, — рассуждает Михаил Григорьевич.
Его жена признается: те четыре года были самыми трудными. И работы много. И гармошки каждый день за околицей играют. Молодежь поет, танцует, а Мария никуда из дома не выходит – мужа ждет. Плакала ночами. Иногда думала: «Лучше я в Краматорск уеду, там в городской суете отвлекусь». Но быстро находила себе занятие: «Что это я расхандрилась. Дел полно».

В 1964 году Басовы построили себе хороший дом. Речка, лес рядом. А соловьи весной! Заливаются. Жили в этом раю до 1971-го, а потом перебрались в город.

— Сначала собирались обосноваться в Краматорске, но с жильем там были проблемы. Поехали в Железногорск. Жили на съемной квартире, потом в бараке на улице Лесной (ныне – Мира). Я работал в милиции, а Марийка – на комбинате гофротары и этикеток. Вскоре нам дали жилье на Первомайской. Дочка из новой квартиры пошла в первый класс, — объясняет Михаил Григорьевич.
Старшего из детей – Валеру – Басовы назвали в честь спортсмена, прыгуна Валерия Брумеля. А дочку нарекли Леной. Сейчас у них четыре внука и четыре правнука: старшему 8 лет, младшему 2 года.

— Жизнь нелегкая была. Про такую в романах не пишут. Но знаете, как-то радостно было. Особенно когда первенец родился. Его растили, работали, никогда не ссорились. По-доброму жили. Я всегда молила Бога, чтобы и у детей все так же сложилось. Иногда шутила над Мишей: «Что ты тихий такой? Хоть бы раз на меня прикрикнул, возмутился чем». А он: «Так не за что». Муж меня Марийкой и Мариичкой зовет. Иногда неловко при посторонних. Так Мариичкой 64 года и прожила, — стесняется Мария Афиногеновна.
В доме Басовых о любви не разглагольствуют – просто любят. Негромко, светло и тепло. Дочка Михаила Григорьевича и Марии Афиногеновны Елена считает родителей идеальной парой. Крепкой и верной. Она уже сейчас готовится к 65-летнему юбилею семьи – к «железной» свадьбе. Думает, как будет поздравлять папу и маму.

Басовы трогательно заботятся друг о друге. Пока мы общались, Мария Афиногеновна несколько раз поправляла ворот рубахи своего Миши, застегивала на нем теплый жилет. Было ощущение, что она лишний раз хочет прикоснуться к мужу. А он не сводил с нее глаз, как когда-то давным-давно.

— Пару лет назад меня сбила машина. Падая, я повредил правое плечо и спину. И с тех пор, если лежу на правом боку, не могу сам подняться. Марийка меня поднимает. Она всегда рядом. Моя опора. Вот вы спрашиваете про прожитые вместе годы. Много это или мало. А мы их не чувствуем. Как один день пролетели. Ясный такой, добрый день, — улыбается Михаил Григорьевич.

АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор газеты.

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент.

Ведет рубрики: Образование, Культура

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.

Ведет рубрики: Социальная, Медицина.

Связаться через:

Светлана Романчикова

Корреспондент.

Ведёт рубрики: Потребитель, Социальная.

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ