Его святые всегда узнаваемы

Светлана Староста
1 из 5 изображений
Его святые всегда узнаваемы
© фото: из архива светланы коган, светлана староста
2 из 5 изображений
Его святые всегда узнаваемы
© фото: из архива светланы коган, светлана староста
3 из 5 изображений
Его святые всегда узнаваемы
© фото: из архива светланы коган, светлана староста
4 из 5 изображений
Его святые всегда узнаваемы
© фото: из архива светланы коган, светлана староста
5 из 5 изображений
Его святые всегда узнаваемы
© фото: из архива светланы коган, светлана староста

О художнике-иконописце Дмитрии Когане мы узнали четыре года назад, когда на храме Святой великомученицы Варвары устанавливали золоченые кресты. О нем упомянули священники, говоря, что он будет расписывать храм, как и многие другие храмы Железногорской епархии. Захотелось познакомиться с иконописцем, но случай не представлялся.

Год назад Дмитрия не стало. Жизнь оборвалась в один миг. Сердце.

Родился Дмитрий Коган в Курске. Мама работала бухгалтером, папа инженером. Бабушки и дедушки были ветеранами войны. Мальчик с детства любил рисовать. Поступил в художественную школу, где хорошо учился. Параллельно ходил на бальные танцы, и в какой-то момент настолько ими увлекся, что захотел бросить живопись. Мама не позволила. Своим решением она словно предугадала судьбу.

Школу парень окончил с отличием. Мог бы сразу поступить в Курский пединститут на худграф, у него и направление было. Но сведущие люди посоветовали учиться в железногорской «художке», дескать, там он пройдет хорошую практику. Дмитрий послушался. Так он оказался в городе горняков. Учился по-прежнему очень хорошо, всем интересовался, много читал. В последний год учебы женился на сокурснице Светлане, и, окончив художественное училище, супруги переехали в Белгород. В 1988 году родился сын Сережа. Дмитрий работал художником в рекламе.

В наступившие девяностые с трудоустройством пришлось нелегко. Коганы переехали в Курск, потом в Железногорск. Вот тут Дмитрий вплотную приблизился к церковной деятельности. В нашем городе строился первый храм Всех святых в земле Русской просиявших. С другом они расписывали нижний этаж. Делали образцовые росписи, орнамент. В это время поступил и первый заказ на изготовление иконостаса. Настоятель белгородского храма отец Олег был знаком с Дмитрием и обратился к нему с просьбой выполнить эту работу. Привез нужную книгу и ксерокопии прорисей (контурный рисунок, сделанный с оригинала гусиным пером или кистью через кальку). Это была большая помощь: специальной литературы найти в то время было невозможно. Дмитрий начал работать. Он был убежден, что и в современных условиях икона должна выполняться по строгим канонам мастеров XIV-XV веков.

Работать было очень тяжело. Сначала нужно было подготовить доски. Для написания икон в нашей местности используется только липа. Она дышит, играет, не трескается. На доску клеится паволока (материя), наносится грунт, зачищается, и уже потом пишется образ. Поначалу подготовительный процесс Дмитрий выполнял сам. Потом к нему присоединились друзья. Сокурсник Владимир Милютин помогал с росписью, а Игорь Манушин с грунтами. Краски использовали сухие. По древней технологии, пришедшей из Византии, растирали их с желтком. Александр Закобунин и его сын Максим помогли с резьбой. Иконы в верхнем Всехсвятском храме на столбах украшены их орнаментом. Дмитрий Коган все глубже погружался в процесс, знакомился с жизнью святых, изучал Закон Божий, Евангелие.

Жена Светлана вспоминает: когда Дмитрий только начинал работать с иконами, ни он сам, ни они с сыном не были крещеными. Крестились вместе в 1992 году у отца Сергия во Всехсвятском храме. Отношение к вере у Дмитрия было трепетное, личное. Он избегал разговоров на эту тему, но был глубоко погружен, много читал, общался со священнослужителями. Дмитрий был убежден: чтобы свободно говорить на языке иконы, надо его освоить. На это уходят многие годы, и все равно до конца его постичь невозможно.

В течение 25 лет Дмитрий Коган с друзьями создавал иконы. Привлек к этому делу и сына. Парень тоже окончил художественное училище, потом вуз. Последнее время работали втроем: Дмитрий выполнял рисунки, сын Сергей и Владимир Милютин золотили их. Заказов было очень много. Помимо священнослужителей, к Дмитрию обращались люди с частными просьбами. Делали, например, ростовые иконы на рождение детей. Был человек, который на протяжении 10 лет заказывал одну и ту же икону Всецарица и дарил во все храмы. Долго Дмитрий работал также с жителем Якутии, который регулярно заказывал иконы и тоже дарил их храмам.

Икона – это, конечно, религиозный атрибут, но это и великое произведение искусства. Как отметил настоятель Троицкого храма протоирей Михаил Юрочко, нужно, чтобы лик святого был узнаваем:

— С первого раза икона никогда не получается. Дмитрию приходилось много работать, он был человек слова: если сказал, что сделает в срок, значит так и будет. В иконе он отражал сущность того, кого писал. Его святые были всегда узнаваемы. Можно профессионально и технически верно выполнить рисунок, но этого будет мало, надо еще и душу вложить. Дмитрию это удавалось.
После себя художник оставил тех, кто продолжает его дело. Прежде всего это Владимир Милютин. Вот что он рассказывает о своем друге:

— Познакомились мы в художественном училище в 1983 году. Я был на первом курсе, а Дмитрий на втором, готовился к службе в армии. Осенью вместе ездили в колхоз на уборку урожая. Там я впервые понял, какой Дмитрий особенный человек, и мечтал иметь такого друга.
Так и случилось впоследствии. После окончания училища Дмитрий уехал на время из Железногорска, а Владимир устроился на МГОК художником, мастером по изготовлению сувениров. В 2002 году друзья соединились вновь. Коган уже занимался изготовлением икон и взял товарища к себе подмастерьем.

— Удивительно позитивный человек был. Талантливый, начитанный, интересный. Никогда ни на что не жаловался, наоборот, поддерживал всех. С добротой сочетались упорство и воля. Не распыляясь, он двигался всегда к одной цели. Канонической живописи я учился у него. Это уже сейчас появились специальные школы, а мы до всего доходили сами, — вспоминает Владимир Милютин.
В деревне Моршнево Дмитриевского района Дмитрий построил дом. Городской житель, он всегда мечтал о деревне. Любил природу, ходил с друзьями на байдарках, играл на гитаре, интересовался обычаями и культурой индейцев. На участке возле дома построил даже индейское жилище типи. Детишки из воскресной школы каждый день прибегали к нему поиграть. Протоиерей Владимир Терехов, настоятель храма Воскресения Христова, где Дмитрий тоже писал иконы, помнит его как очень приятного, легкого человека, с которым легко было найти общий язык:

— Мы много сотрудничали с ним в рамках лагеря для воскресной школы в деревне Моршнево. Приходили к нему на экскурсию. Там все было необычно, очень красиво. Большой участок возле дома использовался не под огород, как мы привыкли, а под зону отдыха. С женой Светланой они посадили там много елок, травы, декоративных растений. Семья у них дружная, доброжелательная. Светлана проводила для наших детей мастер-классы по живописи.
В последний свой день, 31 января 2022 года, Дмитрий Коган собирался на зимнюю рыбалку. Позвал с собой друга Владимира Милютина. Тот отказался – холодно. Решили тогда просто встретиться и побродить по парку. Прошел час, два, три, четыре, Дмитрий все не приезжал, телефон его не отвечал. Он оставил земную жизнь неожиданно для окружающих и для себя самого. Однако она продолжилась в его творениях. Сотни людей молятся сегодня у созданных им иконостасов.

За время работы в иконописной мастерской Дмитрий Коган вместе с Владимиром Милютиным написал более 500 икон, иконостасы в 16 храмах города Железногорска, Белгородской и Курской областях.

АВТОРЫ
Связаться через:

Ольга Лунёва

Шеф-редактор сетевого издания.

Связаться через:

Екатерина Радионова

Шеф-редактор газеты. Ведет рубрики: Безопасность, Социальная, Спорт. 

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ