«Что делать, если нас не слышат?»

анна бессарабова
1 из 1 изображений
«Что делать, если нас не слышат?»
© фото: hotgeo.ru

В Железногорске и Железногорском районе 78 человек с инвалидностью по слуху. Они вынуждены жить в своем - обособленном - мире, где нет даже переводчика для связи с другими людьми. Пандемия коронавируса, когда все вокруг носят маски, сделала их быт еще сложнее. Ведь глухие слышат глазами.

Несколько месяцев назад в городе горняков произошла трагикомичная история - наш земляк, глухонемой мужчина, повздорил со своей соседкой. В их конфликте поочередно разбирались полиция и суд. На гражданском процессе инвалида должен был сопровождать сурдопереводчик, однако его в Железногорске не нашли. Человеку предложили читать по губам - следить за артикуляцией участников заседания. Он не возражал, только из-за пандемии все в зале надели маски, закрывшие лица. Чтобы отстоять конституционные права ответчика, в Железногорск специально приезжали представители регионального отделения Всероссийского общества глухих.

И смех, и грех. Только это не исключительная ситуация: по свидетельству железногорцев с проблемами слуха, сейчас каждый поход в магазин, поликлинику, нотариальную контору, домоуправление для них оборачивается аналогичными приключениями: из-за масок они не видят, что им говорят окружающие. А сурдопереводчиков, как мы уже сказали, в городе нет и не известно, появятся ли в ближайшей или долгосрочной перспективе. 

Редкая профессия

Глухие - люди, которые говорят руками и слышат глазами. Чтобы общаться с окружающими, им нужны специалисты, владеющие РЖЯ - русским жестовым языком. В России таких мало. Стране, по оценкам экспертов, не хватает около 4 тысяч сурдопереводчиков.

В Курске они тоже в дефиците, но единицы пока есть. В Железногорске была когда-то, на заре 2000-х, одна женщина - специалист РЖЯ, но, помучавшись год-другой, пожаловалась на низкую зарплату и уволилась. Сурдопереводчики в Черноземье и других регионах страны получают 12-14 тыс. руб. в месяц, максимум - 17 тыс. А у людей дети, семьи, кредиты... Вот и уходят.

— Здесь когда-то было отделение общества глухих, проработало пять лет и исчезло. Мы давно ни к кому не относимся. Кому и зачем нужны? Железногорские инвалиды стараются держаться вместе, помогать друг другу. Больше не на кого рассчитывать. У нас нет ни врача-сурдолога, ни профессиональных консультантов для диалога с нотариусами и юристами, ни переводчика, — жалуется 62-летняя Раиса Крюкова.
Она не слышит с детства. Родилась в большой семье. Из девяти малышей двое появились на свет глухими. В молодости Раиса Ивановна работала швеей, благодаря чему ее пенсия чуть больше, чем пособие ее товарищей по недугу: Крюкова живет на 11 тыс. руб. в месяц, они - на 7-8 тыс. В Железногорск женщина приехала в 1978 году. Говорит, проблемы у глухих были всегда, но так остро, как сегодня, прежде не стояли.

— Ношение масок усложнило коммуникацию. Придешь к врачу, он от тебя отмахивается. В магазине продавцы отворачиваются. С таким неуважением многие к нам относятся. Мы можем писать им на бумаге, спрашивать о чем-то, но у глухих большие проблемы с грамотностью. Другие люди в наших строчках, словах и падежах не разбираются, — объясняет Раиса Крюкова.
У железногорских глухих нет докторов-сурдологов - надо ездить в Курск. Чтобы получить помощь сурдопереводчика - нужно звонить в диспетчерский центр регионального отделения ВОГ. Но это сложно: то связь плохая, то видео в сотовом не включается, то специалиста нет на месте. А в последнее время обсуждается еще одна негативная новость - о возможности передачи диспетчерского центра на баланс органам социальной защиты – «мы для них как пятое колесо в телеге».

— Да хоть бы с сурдопереводчиками разобрались! Остальное как-нибудь переживем, — рассуждает Раиса Крюкова.

Откуда ждать помощи?

Проблему железногорцев с инвалидностью по слуху наш город самостоятельно не решит. Это должно делать региональное отделение ВОГ, но как, если в Курской области 7200 человек, страдающих от заболеваний органов слуха с учетом поздно оглохших, и 3500 из них нуждаются в услугах сурдопереводчиков?

В России мало учебных заведений, занимающихся профессиональным обучением специалистов, понимающих язык жестов. Другая проблема — нехватка часов сурдоперевода.

— В этом году время (норму) удвоили - с 40 до 84 часов, но вряд ли Минтруд РФ увеличит финансирование. Скорее всего оно останется прежним, — считает председатель Курского отделения ВОГ Александр Качергис.
По его словам, сурдопереводчик - эксклюзивная профессия. Имело бы смысл приравнять ее к социальным работникам, по сути переводчики совмещают обязанности, но пока у них нет даже единого государственного стандарта.

— Люди не идут к нам работать. Не продуман механизм финансирования, не гарантирована зарплата. Я общался с министрами, выступал на разных уровнях - бесполезно, — вздыхает Александр Качергис.
В других городах с похожими проблемами отделения ВОГ прибегают к помощи волонтеров. Их-то учебу и подготовку можно было бы оплатить. Если не за счет общества глухих, то привлекая спонсоров.

В Железногорске нынче есть единственный доброволец - Ольга Дмитренко. Никто ее не искал, не уговаривал вступить в волонтерское движение. Она по собственной инициативе стала изучать язык жестов и теперь периодически помогает десяти глухим.

— Началось все с того, что пять лет назад я увидела инвалидов по слуху на улице. Заинтересовалась, как люди живут без звуков в мире, который ими переполнен? Учусь в Санкт-Петербурге. В крупных городах у глухих есть театры, кафе, разные сообщества. В Железногорске, да и в других населенных пунктах нет ничего. Большой мир отвергает глухих, и они уходят в свой - закрытый для посторонних, — полагает Ольга.
Глухим необходима поддержка волонтеров, сурдопереводчиков, компаньонов. Не случайно в 2020 году Минюст России выпустил инструкцию, где сказано, что во время визита, например, к нотариусу инвалида по слуху должен сопровождать человек, «который может с ним объясняться и удостоверять своей подписью, что содержание доверенности, заявления или иного документа соответствует воле обратившегося лица». Они как большие беспомощные дети.

А что делать, если ближайший специалист живет в 110-120 километрах от тебя, а вотсапп и скайп «барахлят»? Надеяться, что молодежь твоего города прочитает о твоих проблемах и решит о тебе позаботиться - создаст фонд, объединение или хотя бы выучит язык жестов?

Что это даст? К сожалению, и в мегаполисах те же сурдопереводчики справляются с обработкой всего 70-80% поступающих запросов.

— Поэтому у глухих свой социум. Никто не хочет ими заниматься. В одной из ближайших деревень Железногорского района живет мужчина с проблемами слуха. И ни один из его соседей не знает, кто он, что он и как его зовут. Живет на отшибе десятки лет. Такое у людей отношение к глухим. И к переводчикам тоже. Нет должного уважения к их труду. Не знаю, может быть, после этой публикации что-нибудь изменится? — пожимает плечами Ольга Дмитренко.

АВТОРЫ
Связаться через:

Екатерина Гладушина

Шеф-редактор сетевого издания

Связаться через:

Анна Бессарабова

Корреспондент.
Ведет рубрики: Социальная, Медицина. 

Связаться через:

Светлана Староста

Корреспондент
Ведет рубрики: Образование, Культура

ДРУГИЕ РЕСУРСЫ